Николай Чернышевский: самый загадочный мыслитель России в XIX веке

Одним из самых загадочных российских мыслителей второй половины ХIХ века по праву считается Николай Гаврилович Чернышевский. Многие русские революционеры считали его своим духовным отцом. Например, основатель Советского государства В. И. Ульянов-Ленин всегда со страстью защищал и славил «революционное имя» Чернышевского:

«Я заявляю: недопустимо называть примитивным и бездарным «Что делать?» (речь идёт о романе Н. Г. Чернышевского). Он меня всего глубоко перепахал…».

В.И. Ленин
Николай Гаврилович Чернышевский

Николай Чернышевский. Происхождение и образование

Николай Гаврилович Чернышевский родился в 1828 г. в Саратове, в семье священника. 17 лет от роду он подаёт прошение об увольнении из семинарии и едет в Петербург, лелея мечту о поступлении в университет. Дневниковые записи студента Чернышевского рисуют образ революционно настроенного молодого человека:

«Мне кажется, что я стал по убеждениям в конечной цели человечества решительно партизаном (то есть в данном случае сторонником) и социалистов, и коммунистов, и крайних республиканцев…».

Н.Г. Чернышевский

Идейными учителями Чернышевского становятся немецкий философ Людвиг Фейербах и русский политический эмигрант Александр Иванович Герцен, о котором Николай Гаврилович писал:

«Я его так уважаю, как не уважаю никого из русских».

Н.Г. Чернышевский

По окончании университета Чернышевский в 1851—1853 гг. преподавал в саратовской гимназии русскую словесность. По собственному признанию Николая Гавриловича, на уроках он говорил гимназистам «такие вещи, которые пахли каторгою».

Начало работы Чернышевского в журнале «Современник»

Осенью 1853 г. Чернышевский начал работать в редакции журнала «Современник». Многочисленные статьи Николая Гавриловича, печатавшиеся в журнале, представляли собой в условиях цензуры яркий образец скрытой, как бы зашифрованной для непосвящённых, критики общественного строя Российской империи. Фактически в течение семи лет — с 1955 года и до своего ареста — он был одним из руководителей журнала вместе со своими тёзками: Николаем Алексеевичем Некрасовым и Николаем Александровичем Добролюбовым.

Николай Чернышевский, Николай Некрасов и Николай Добролюбов в редакции журнала «Современник»

Начало царствования Александра II современники назвали «оттепелью». Действительно, по сравнению с суровым правлением Николая I первые шаги новой власти воспринимались как пролог к серьёзным экономическим и политическим реформам. По воле молодого государя один за другим отправлялись в отставку консервативные министры Николая I.

Николай Чернышевский: взгляды на революционную деятельность

А в 1857-1858 гг. началась подготовка к отмене крепостного права. В это время организованного революционного движения в России еще не существовало. Свою задачу некоторые революционеры, такие, как Н.Г. Чернышевский и его друг и единомышленник Н.А. Добролюбов, видели в критике недостатков правительственных реформ (в то время критические выступления в печати именовались «обличениями»).

«…Мы вот уже третий год из кожи лезем, чтоб не дать заснуть обществу… — писал в 1860 г. Добролюбов, — мы всеми способами смеёмся над «нашим великим временем…», над «исполинскими шагами», над бумажным ходом современного прогресса… Точно будто в самом деле верите Вы, что мужикам лучше жить будет, как только Редакционная комиссия (занимавшаяся проектом отмены крепостного права) кончит свои занятия… Нет… умоляю Вас, оставьте эти радужные вещи… У нас другая задача, другая идея. Мы знаем… что современная путаница не может быть разрешена иначе, как самобытным воздействием народной жизни».

Н.А. Добролюбов

Идеи переустройства общества путём насильственного переворота, сторонниками которых была радикальная часть молодёжи, не вызывали симпатий у Чернышевского. Ещё в университете он основательно изучил важнейшие исторические и политические произведения западноевропейских мыслителей либералов Ф. Гизо и О. Тьерри, социалистов П.Ж. Прудона и Л. Блана.

«При нынешнем положении общественных нравов государство по необходимости имеет очень значительную силу над частной жизнью. Главным источником такой силы мы считаем непривычку частных людей к инициативе».

Н.Г. Чернышевский

До тех пор, пока такое положение будет сохраняться, вести радикальную революционную пропаганду и призывать народ к преждевременным действиям Чернышевский считал опасным. И не только потому, что это может привести к репрессиям со стороны властей. Николай Гаврилович полагал, что революционеры интеллигенты не готовы возглавить народное движение. Более важной и реальной ему представлялась задача «подталкивать» правительство на путь реформ критикой.

Н. Г. Чернышевский. Фотография В. Я. Лауфферта. 1859 год

Большинство современников довольно прямолинейно толковали статьи Чернышевского как зашифрованный призыв к революции, а самого Николая Гавриловича воспринимали как её возможного вождя. Это позволило советским историкам приписать ему роль инициатора создания, а затем и руководителя законспирированной организации, готовившей свержение существующего строя.

На самом деле идея её создания принадлежала А.И. Герцену и Н.П. Огарёву, которые в это время издавали в Лондоне знаменитый журнал «Колокол». Этой организацией была «Земля и воля». Она так и не получила окончательного оформления. Не случайно в 1863 г. Герцен писал Огарёву:

«Миф «Земли и воли» должно продолжать потому уж, что они сами поверят в себя. Но теперь «Земли и воли» ещё нет — это ясно».

А.И. Герцен

А ведь в это время Чернышевский был уже арестован и с 1862 г. находился в Петропавловской крепости…

Прокламация «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» и арест Чернышевского

Внезапный арест Чернышевского был связан с прокламацией «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», которая печаталась в подпольной типографии. До сих пор точно не известно, являлся ли Чернышевский её автором. Но даже если согласиться с тем, что он участвовал в её составлении, из текста прокламации отнюдь не следует, что Николай Гаврилович призывал крестьянство немедленно «браться за топоры».

Авторы прокламации выступали как сторонники конституционного строя европейского типа:

«И надобно так сказать, когда народный староста не по наследству бывает, а на срок выбирается и царём не зовётся, просто зовётся народным старостою, а по-ихнему, по-иностранному, президентом, тогда народу лучше бывает жить, народ богаче бывает».

Прокламация предостерегала крестьян от стихийных бунтов:

«Что толку-то, ежели в одном селе булгу поднять, когда в других сёлах готовности ещё нет? Это значит только дело портить ла себя губить…».

Текст прокламации «Барским крестьянам…» попал в руки агента правительства В. Костомарова и был использован как Повод для ареста Чернышевского. 7 июля 1862 г. его арестовали, заключили в Петропавловскую крепость, где ему пришлось провести около двух лет. В ходе следствия Николай Гаврилович отрицал все выдвинутые против него обвинения.

Написание романа «Что делать?»

В крепости Чернышевский пишет свой знаменитый роман «Что делать?». Этот роман в течение последних десятилетий ХХ века был настольной книгой революционно настроенной молодёжи. «Новые люди», выведенные в этом произведении, как писал Д.И. Писарев:

«считают труд абсолютно необходимым условием человеческой жизни. И этот взгляд на труд составляет чуть ли не самое существенное различие между старыми и новыми людьми»

Д.И. Писарев

Посвятив свою жизнь работе на благо народа, «новые люди» Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна заводят мастерские и артели на общественных началах. По их образу устраивали свои мастерские, например, члены революционного кружка Н.А. Ишутина.

Обложка первого отдельного издания романа. 1867г.

В четвёртом сне Веры Павловны Чернышевский рисует утопическую картину общества будущего, в котором все счастливо живут в удивительных сооружениях из алюминия и наивысшее удовлетворение находят в труде на общее благо. Писатель призывал молодёжь стремиться к будущему, которое «светло и прекрасно»:

 «Любите его… работайте для него, переносите из него в настоящее, сколько можете перенести: настолько будет светла и добра, богата радостью и наслаждением ваша жизнь, насколько вы умеете перенести в неё из будущего».

«Что делать?

Образ Рахметова

Однако в образе профессионального революционера Рахметова — и в этом Чернышевский ещё раз показал своё отношение к радикальной революционной деятельности — автор выделил не только достойные подражания черты, но и опасные задатки:

  • ограниченность умственного кругозора
  • суровость, переходящую в жестокость
  • оторванность от интересов обыкновенных людей

Недаром героиня романа Вера Павловна называет Рахметова «мрачным чудовищем».

Приговор и гражданская казнь Чернышевского

Спустя два года суд приговорил Чернышевского к каторжным работам сроком на семь лет и вечному поселению в Сибирь. 19 мая 1864 г. в Петербурге на Мытнинской плошали, Чернышевского подвергли гражданской казни. В тот день на площадь пришли тысячи жителей столицы, среди которых было множество учеников, студентов и других почитателей писателя.

В сопровождении двух жандармов Чернышевского возвели на эшафот. Палач снял с него фуражку. Около четверти часа продолжалось чтение приговора.

Гражданская казнь Н.Г. Чернышевского

Потом Чернышевского заставили стать на колени, преломили над его головой шпагу и надели на руки цепи. Когда он спускался с эшафота, какой-то молодой офицер крикнул: «Прощай, Чернышевский!». Толпа подхватила этот крик и прорвала ограждение. Только усилиями конных жандармов порядок был восстановлен.

На другой день Чернышевского по этапу отправили на каторгу в Сибирь.

Чернышевский на каторге. Смерть писателя

Вторая половина жизни Николая Гавриловича прошла в тяжёлых условиях Тобольской тюрьмы, Кадаинского рудника и Александровского завода. В декабре 1871 г. его перевели в Вилюйск. Было несколько попыток освободить Чернышевского, но успехом они не увенчались. В 1874 г. ему было предложено подать прошение о помиловании. И хотя Чернышевский считал себя невиновным, подавать прошение он отказался:

«Сколько мне известно, я сослан, потому что моя голова и голова шефа жандармов графа Шувалова устроены на разный манер. А об этом разве можно просить помилования?».

Н.Г. Чернышевский

Только в 1883 г. Николай Гаврилович был переведён в Астрахань, а в 1889 г. — в Саратов, где он и скончался в ночь на 17 октября того же года от кровоизлияния в мозг.