Бакунин Михаил Александрович

Бакунин Михаил Александрович: пламенный революционер, идеолог анархизма и народничества

Происхождение

Выдающийся русский мыслитель и революционный деятель Михаил Александрович Бакунин родился в 1814г. в незнатной, но примечательной семье. История этой семьи началась с того, что 42-летний коллежский советник Александр Михайлович Бакунин решил застрелиться. Причиной была безответная любовь к 18-летней красавице Варваре Муравьёвой. Перед тем как покончить с собой, Александр Михайлович, человек сентиментального карамзинского поколения, поделился чувствами и намерениями с сестрой Татьяной. Вскоре та устроила дело так, что в 1810 г. всё разрешилось свадьбой.

Варвара Александровна Бакунина, урождённая Муравьёва, стала полноправной хозяйкой прекрасной усадьбы Прямухино на берегу реки Осуги в Тверской губернии. В уникальном парке, окружавшем усадьбу, Александр Михайлович в 1811 г. посадил липу в честь рождения первого ребёнка — дочери Любы. Через 15 лет к водам реки Осуги спускалась уже целая липовая аллея — 11 деревьев, которым чета Бакуниных дала имена своих детей.

Детство

До 14 лет Миша воспитывался в уютной дворянской усадьбе. Детей учили европейским языкам, истории, музыке. Любимым семейным чтением были книги о путешественниках и приключениях — и мальчик всегда воображал себя на месте героев.

Военная карьера Михаила Бакунина

И вдруг после гармонии усадебной жизни на подростка обрушились строгости и муштра николаевской армии. Он стал кадетом Бакуниным — отец отправил сына в Петербург, в артиллерийское училище, надеясь увидеть его гвардейским офицером. В течение четырех лет, изо дня в день, его ожидали подъём в шесть утра, молитва, кусок чёрного хлеба и стакан сбитня на завтрак, с восьми утра до пяти вечера (с перерывом на обед) занятия в классах, два часа до ужина — зубрёжка. Для разнообразия — строевые занятия и фехтование. В тягость оказалось Михаилу и казарменное общество сверстников. В 1833 г. Михаил получил первое офицерское звание, но был среди тех, кому предстояла не дальнейшая учёба и карьера в столице, а служба в далёких армейских частях.

И вот Бакунин в Белоруссии, в глухом местечке Картуз-Берёза. Для большинства сослуживцев он странен и смешон — ему был чужд однообразный круг их интересов: вино, карты, женщины… Впрочем, насмешек Бакунин не боялся и не прощал: одного шутника вызвал на дуэль, а когда тот отказался — дал ему пощёчину.

Акварельный автопортрет Михаила Бакунина. 1830-е годы.
Акварельный автопортрет Михаила Бакунина. 1830-е годы.

Спасение от армейской тоски он находил лишь в общении с двумя-тремя единомышленниками и в самозабвенном чтении. В долгие зимние вечера 1834 г. Бакунин читал в оригинале немецкие философские работы, много размышлял об окружающей жизни, о современном обществе, о своём месте в нём и пришёл к выводу, что недостойно жить только для себя. Однако он понимал, что нельзя действовать на благо другим, не став широко образованным человеком. Полученное же образование он считал недостаточным для осуществления столь высокой идеи.

В 1835 г. Бакунин уехал домой в отпуск и уже не вернулся на службу: сказавшись больным, он выхлопотал отставку. Начались годы учения. Жизнь в Прямухине — идеальном, казалось бы, месте для занятий философией — не складывалась: отец, не разделяя взглядов сына, уговаривал его пойти на гражданскую службу.

Бакунин — член кружка Станкевича

Однако семь лет армейского гнёта навсегда отвратили Михаила от сыновнего послушания. Он стал независимым и самостоятельным человеком. И в конце концов бежал от мирных увещеваний отца в Москву. Отец, удивлённый таким «бунтом», послал ему вдогонку шубу и домашних пирогов.

В Москве Михаил Бакунин сблизился с Николаем Станкевичем и вошёл в образовавшийся вокруг того кружок молодежи, которая серьёзно изучала философские труды, прежде всего таких авторов, как:

  • Иммануил Кант
  • Иоганн Готлиб Фихте
  • Георг Вильгельм Фридрих Гегель

К новичку стали прислушиваться, к нему начали обращаться за разъяснениями и советами другие члены кружка. Так, Виссарион Белинский, не знавший немецкого языка, многое почерпнул из философских бесед с Мишелем (так звали тогда Бакунина друзья). А Константин Аксаков (старший сын Сергея Тимофеевича Аксакова) посвятил ему стихотворение, в котором говорилось о молодом крестоносце, отважном бойце за правое дело, священную землю, веру. Верой Бакунина в то время стала надежда на построение Царства Божьего на земле. Позже в обиход Мишеля войдёт слово «социализм», обозначавшее для него общество социальной справедливости, в возможности наступления которого его убедили страстные речи Фихте и строгая логика Гегеля. Не случайно именно Бакунин стал первым переводчиком Фихте и Гегеля на русский язык.

Портрет Н. В. Станкевича работы К. Беккера. 1838. Государственный исторический музе
Портрет Н. В. Станкевича работы К. Беккера. 1838. Государственный исторический музе

После отъезда Станкевича за границу в 1837 г. Бакунин вместе с Белинским оказались наиболее видными фигурами в кружке. Они начали редактировать журнал «Московский наблюдатель», сделав его печатным органом первых русских гегельянцев. Правда, трудный философский язык был непривычен широкой читательской публике, а потому и журнал не пользовался популярностью. Через полтора года он совсем перестал издаваться. Распался также и кружок любителей немецкой философии.

Отъезд Бакунина за границу

Когда Бакунин в дождливый летний день 1840 г. уезжал из России в Германию, дабы осуществить свою давнюю мечту — учиться в Берлинском университете, провожал его всего один человек — Герцен. В Берлине Бакунин исправно посещал лекции лучших профессоров, даже слушал новый философский курс Шеллинга, однако остался разочарован: ничего нового для себя он не узнал — настолько серьёзную научную подготовку получил в общении с друзьями и книгами.

1842 г. стал для Бакунина переломным. Он решительно перешёл от теоретического осмысления жизни к практике. Его первая нашумевшая статья называлась «Реакция в Германии» и убеждала в неизбежном, как смена времён года, наступлении царства справедливости и свободы в ближайшем будущем. В статье Бакунин призывал всех здравомыслящих людей способствовать этому, начав со слома старого общественного порядка.

Начало революционной деятельности

Громкие революционные выступления Бакунина в европейской демократической печати обратили на себя внимание царского правительства, которое в 1844г. объявило эмигранта Бакунина государственным преступником. И он заочно был приговорен к лишению всех прав и пожизненной ссылке в Сибирь. Однако, чтобы выполнить это решение, нужно было возвратить Бакунина в Россию, а он предпочитал оставаться за границей, где чувствовал себя полезным и нужным в деле создания нового миропорядка.

Бакунин в 1843 году. Портрет Генриха Детлефа Митрейтера
Бакунин в 1843 году. Портрет Генриха Детлефа Митрейтера

Удивительный дар слова призывного и зажигательного на митингах, рассудительного и убедительного в спорах, бичующего и ироничного в статьях — сделал Бакунина весьма известным в Европе. В круг друзей и знакомых Бакунина вошли молодой коммунист Карл Маркс, анархист Прудон, польские эмигранты…

Бакунин так смело и уверенно предрекал неизбежность всеевропейской революции, что его стали побаиваться правительства некоторых стран: в Германии и Швейцарии ему грозили арестом, из Франции его выслали по требованию русского посла. В самой России ходили слухи, что Бакунин послал двух поляков-отравителей ко двору Николая I.

Французская революция 1848 года. Бакунин в Париже

Предрекаемая Бакуниным европейская революция вспыхнула в Париже 23 февраля 1848 г. Французы выступили против монархии. Бакунин жил тогда в Брюсселе и пешком (поезда не ходили) пришёл в Париж, чтобы наконец-то принять непосредственное участие в революционном восстании. Он поселился в казармах Национальной гвардии, спал по два часа в сутки, принимал участие во всех митингах, шествиях, собраниях, демонстрациях. Для него это был, как он сам выражался, «период духовного пьянства», «пир без начала и без конца».

Здесь, на парижских баррикадах, «убьёт» И.С.Тургенев своего Рудина — героя одноимённого романа «Рудин», прототипом которого являлся Бакунин. Для Бакунина реального Париж стал лишь отправной точкой его активной революционной деятельности.

Но не в Париже, и не во Франции видит Бакунин своё место. Инстинкт революционера влечёт его на прусско-польскую границу: там готово вспыхнуть восстание за польскую свободу, а «полная горючего материала Россия», как убежден Бакунин, «только и ждёт воспламеняющей искры». Но его не пустили к границе немецкие власти. Однако, поскольку революция всё шире распространялась по Европе, Бакунин скоро нашел применение своей неуёмной жажде деятельности.

Славянский конгресс в Праге. Восстание

В Праге, где чешские патриоты требовали выхода своей страны из состава Австрийской империи, собрался Славянский конгресс, обсуждавший возможности и способы общеславянского объединения (в то время из всех славянских народов только в России и Черногории славяне обладали национальной независимостью).

Бакунин устремился в Прагу и выступил на конгрессе за создание независимой всеславянской республики с общеславянским советом во главе. 12 июня 1848 г. в Праге вспыхнуло восстание. Бакунин, разумеется, принял в нём участие (говорили, что именно он, Бакунин, дал сигнал к восстанию выстрелом из окна отеля «Голубая звезда»). Ещё четыре дня «духовного пьянства», а затем последовало поражение, и Бакунин был вынужден возвратиться в Германию, надеясь подготовить новое выступление в Чехии.

Бакунин участвует в Дрезденском восстании

Из столицы Саксонии Дрездена Бакунин руководил пражской группой студентов-заговорщиков, надеялся, что восстание чехов сольётся с восстанием венгров и немцев, и неожиданно для себя оказался вовлечённым ещё в один революционный взрыв: в майское Дрезденское восстание 1849 г. Временное революционное правительство Саксонии приняло отставного артиллерийского прапорщика в качестве ведущего военного специалиста, предоставив ему право полного командования на баррикадах. Сохранилась легенда о том, что Бакунин предложил установить на городскую стену знаменитую «Сикстинскую мадонну» Рафаэля из Дрезденской картинной галереи, чтобы немецкие офицеры из осаждавших город войск прекратили артиллерийский обстрел города.

Четыре дня и четыре бессонные ночи провёл Бакунин среди восставших. Когда почти всё «временное правительство», разуверившись в успехе, бежало, Бакунин сумел организовать отступление повстанцев из города. После ухода из Дрездена войско было распущено, а Бакунин арестован жандармами. Во время ареста он обратился с единственной просьбой: дать ему поспать хотя бы несколько часов — до того он был измучен и истощён физически и нравственно.

Два смертных приговора Бакунина и выдача царскому правительству

Бакунин был дважды приговорён к смертной казни: 6 апреля 1850 г. — саксонским судом за восстание в Дрездене, а 15 мая 1851 г. — австрийским судом за деятельность, посвящённую освобождению славян.

Но в Саксонии в связи с восшествием на престол нового короля руководителям восстания была дана «амнистия» в виде пожизненного заключения. Австрийцы же, которым саксонцы выдали Бакунина, решили, что есть для него наказание пострашнее смертной казни: выдача российскому царскому правительству! И вот Бакунин, закованный в цепи, сидит в запертой карете, а напротив него расположился офицер с заряженным пистолетом. Сопровождающему дан приказ при первой же попытке арестованного бежать всадить ему пулю в лоб. Затем — специальный поезд для одного-единственного пассажира, наконец залитая солнцем польская станция, и австрийский офицер требует у русского офицера возвратить казённые цепи.

Бакунин знал, что после казни декабристов смертную казнь в России отменили и его ждёт пожизненное заключение. Может быть, именно тогда он задумал побег, даже не подозревая, насколько этот побег окажется долгим и протяженным. Между тем Распопов, молодой офицер конвоя, получил орден Святой Анны 2-й степени за препровождение опасного государственного преступника в Петербург, в Петропавловскую крепость, в тот самый Алексеевский равелин, из которого никто и никогда не убегал…

Алексеевский равелин Петропавловской крепости в начале 1870-х годов.

Шесть лет в Петропавловской крепости

Необходимо было прежде всего добиться, по крайней мере, перемены места заключения, а то и смягчения наказания. Помогла случайность: граф Орлов передал Бакунину пожелание императора Николая получить его показания не как официальный документ следствия, а как «исповедь духовного сына духовному отцу». Свою «исповедь» Бакунин действительно сочинил в стиле раскаяния и подписал: «Кающийся грешник Михаил Бакунин».

Казалось, смирившийся блудный сын вверяет себя в руки родителя (втайне надеясь хотя бы на малейшую милость). Сколько историков, читавших уже в ХХ в. этот документ, упрекали Бакунина в измене своим принципам, в безволии и даже низости — они верили до последнего слова всему, что было написано в ‹исповеди». Не поверил только один человек — тот, к кому она была обращена. Император Николай прочитал объёмистые тетрадки, обнаружил, что «кающийся» не назвал ничего неизвестного по документам следствия, и сказал, что он не видит никакого раскаяния!

Впрочем, Бакунину разрешили свидания с родственниками. В одном из тайно переданных писем он признался: «Отныне всё, что остаётся мне в жизни, сводится к одному слову: «свобода». Мать, сёстры, братья, такие друзья семьи, как Иван Тургенев и Лев Толстой, хлопотали об облегчении участи Михаила, однако Николай I был непреклонен до самой своей смерти в 1855 Г.

Император Александр II, ещё будучи цесаревичем, по настоятельной рекомендации своего отца читал «исповедь» Бакунина. На Александра «исповедь» произвела сильное впечатление — он ей поверил. Вот почему на «покаянном» письме узника к новому императору монаршей рукой выведена резолюция:

«Иного для него выхода не вижу, как сослать в Сибирь на поселение».

Александр II

Ссылка в Сибирь и женитьба

В начале марта 1857 г. Бакунин покинул обжитую (с двумя канарейками в клетке) камеру. На один день ему разрешили заехать в родное Прямухино. 28 марта 1857 г. Бакунин был уже в Сибири. И вот до родных доходят известия, что ввиду плохого здоровья (а в тюрьме Бакунин потерял от цинги почти все зубы) Михаилу разрешено жить не в глуши, а в губернском городе Томске и что женится он на 17-летней Антонине Квятковской, дочери обедневшего дворянина, а посаженным отцом на свадьбе будет родственник Бакуниных граф Муравьёв-Амурский, могущественный генерал-губернатор Восточной Сибири!

Бакунин и Антонина Квятковская. Фотография 1861 года

Побег из ссылки и возвращение в Европу

И вдруг неожиданно герценовская газета «Колокол», запрещенная, а потому одна из наиболее популярных в России, сообщила 22 ноября 1861 г:

«МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ БАКУНИН В САН-ФРАНЦИСКО. ОН СВОБОДЕН! ИЗВЕЩАЕМ С ВОСТОРГОМ ОБ ЭТОМ ВСЕХ ДРУЗЕЙ БАКУНИНА».

Дело было так. Из Иркутска Бакунин двинулся за Байкал, на лошадях достиг Читы, затем пароходом по Шилке и Амуру добрался до Николаевска на побережье Тихого океана — более 3 тыс. километров! А потом якобы с коммерческими целями — до русского пограничного поста Де-Кастри, где пересел на американское торговое судно, чтобы побывать в японском городе Хакодате «по делам торговли».

Когда русский консул в Японии получил секретное предписание вернуть беглеца, Бакунин уже пересекал Тихий океан. Из Сан-Франциско его путь лежал в Нью-Йорк, но не напрямую, через прерии Дикого Запада, а вдоль побережий, через Панамский перешеек. Детская мечта об увлекательных путешествиях реализовалась весьма необычным образом. Наконец ещё 6 тыс. миль — и Новый 1862 год, спустя полгода после прощания с Иркутском, Бакунин встречает в Лондоне, в доме Герцена. Жену Бакунина Антосю выпустили из России через год, и она приехала к мужу на деньги родственников и И.С. Тургенева.

Михаилу хотелось немедленной активной деятельности, ему казалось, что после революций 1848—1849 гг. прошло не 15 лет, а 15 дней. И Бакунин с удивлением слушал Герцена, говорившего о спокойствии Европы.

Польское восстание

Когда в 1863 г. вспыхнуло знаменитое Польское восстание, охватившее часть таких государств, как

  • Литва
  • Белоруссия
  • Украина

Бакунин счёл это началом революционного пожара и поспешил принять участие в боях «за нашу и вашу свободу». Увы, отряд, к которому собирался примкнуть Бакунин, так и не смог высадить свой десант на польских берегах. Восстание было подавлено.

Бакунин и Гарибальди

Ещё в начале 60-х гг. ХIХ в. Бакунин вступил в переписку со знаменитым Гарибальди с надеждой объединить усилия борющихся за независимость итальянцев и славян для замены трёх империй:

  • Австрийской
  • Турецкой
  • Российской

добровольной федерацией всех свободных народов. Бакунин верил, что русские крестьяне, «обманутые» реформой 1861 г., обязательно восстанут и что явится новый Пугачёв, который принесёт свободу.

После подавления Польского восстания Михаил Бакунин отправился в Италию, где он встречался с Гарибальди и пытался организовать международное революционное общество. Герценовские призывы к кропотливой «подготовительной работе» казались ему отступничеством от активной и непосредственной революционной деятельности.

Лондон. Бакунин в «Интернационале»

Возвращение в Лондон в 1864 г. стало началом нового этапа в жизни Бакунина. Именно в 1864 г. в Лондоне образовалось Международное товарищество рабочих «Интернационал». Бакунина, «пролетария умственного труда», принял туда его старый знакомый Карл Маркс. Этих двух революционеров связывало давнее знакомство: оба ценили таланты друг друга, оба стремились к созданию в мире справедливого общественного устройства, где все люди равны в правах и имущественном положении. Однако они и враждовали друг с другом, потому что каждый имел свои представления об этом обществе будущего и делал всё, чтобы именно его взгляды были приняты большинством членов «Интернационала».

Бакунин был против идеи Маркса о «рабочем государстве» на пути к обществу справедливости. Он утверждал, что это снова приведёт к диктатуре, неравенству и несправедливости, ибо зло таится в самом государстве, которое имеет всё:

  • власть
  • суды
  • полицию
  • армию
  • банки
  • официальную религию

— всем, что мешает свободе людей.

Выступление Бакунина на IV конгрессе Первого интернационала в Базеле в 1869 г.
Выступление Бакунина на IV конгрессе Первого интернационала в Базеле в 1869 г.

Бакунин — теоретик анархизма

Бакунин считал, что все государственные учреждения должны быть ликвидированы, земли и заводы переданы тем, кто на них работает, а весь мир должен стать добровольным союзом небольших трудовых объединений — общин.Такое учение называется анархизмом, что по-гречески означает «безвластие». Бакунин, разрабатывавший и пропагандировавший его в 60-70-е гг. ХX столетия, стал известен с тех пор как «отец», или «апостол», анархизма. На вопрос противников, как при анархии поступать с преступниками, если не будет полиции и судов, Бакунин отвечал, что преступность — следствие несправедливого устройства общества, что человек по натуре разумен и добр и в справедливом анархическом обществе преступность не будет сильно развита; самоуправляющееся общество справится с ней не хуже государства.

Восстание в Лионе и конец «Интернационала»

Попытку воплотить свои идеи на практике Бакунин предпринял в сентябре 1870 г. во «второй столице Франции» — Лионе, когда после поражений во франко-прусской войне рухнула Французская империя и стала устанавливаться республиканская власть. Две недели помогал Бакунин готовить рабочее восстание, и, когда оно произошло, «отец анархизма» смог провозгласить свои принципы с балкона захваченной ратуши. Однако всеобщего восторга не последовало. Через день восстание было подавлено, и Бакунин бежал из Лиона, сбрив бороду и надев синие очки.

Затишье в Европе после поражения Парижской коммуны в 1871 г. означало для Бакунина победу противников свободы: правительств и богатых буржуа. Раскололся на сторонников Маркса и Бакунина «Интернационал», после чего практически прекратил своё существование. Вновь пришло «время теории». Бакунин пишет в эти годы свою самую знаменитую книгу «Государственность и анархия». Специальное приложение к этой книге представляло собой программу деятельности для русских революционеров. Бакунин уверял, что русские крестьяне готовы к революции, нужно только объединить их для одновременного выступления — а суть борьбы им ясна.

Переезд Бакунина в Локарно. Встречи с народниками

К Бакунину в швейцарский город Локарно приезжали многие русские народники — они перенесли его книги и мысли в Россию. Не без агитации Бакунина началось грандиозное «хождение в парод». Бакунин стал одним из крупнейших авторитетов народничества.

Однако не только народники навещали Бакунина. Каждый русский, приезжавший в Швейцарию, стремился побывать у него. Он стал своеобразной достопримечательностью Локарно. Бакунина считали глубоким стариком (хотя ему исполнилось только 60 лет), а потому занявшийся теорией «старый бунтовщик» казался неопасным. Он и сам подтверждал это в 1875 г., когда потерпели поражение бакунисты в Испании.

Друзья-итальянцы купили Бакунину виллу на берегу озера. Но на самом деле вилла «Бароната» была местом встреч итальянских революционеров, тайным складом оружия и местом для будущей типографии. А Бакунин, хотя и подумывал о смерти, мечтал погибнуть «посреди великой революционной бури», может, так, как предсказывал ему Тургенев в «Рудине».

Последние годы жизни Бакунина

Последняя надежда Бакунина на такую бурю рухнула 7 августа 1874 г., когда он явился в итальянский город Болонья, чтобы принять участие в восстании. Заговор был раскрыт, начались аресты. Бакунин взял револьвер и сам себе назначил смерть на четыре часа утра. Друзья не дали ему умереть, переодели в сельского священника, для убедительности дали в руки корзину яиц, и в этом «маскарадном» костюме он вернулся в Швейцарию.

М. А. Бакунин в 1872 году
М. А. Бакунин в 1872 году

Только теперь Бакунин окончательно уверился в том, что

«в массах нет революционной мысли и страсти, а когда их нет, то можно хлопотать сколько угодно, а толку никакого не будет».

М.А.Бакунин
Могила М. А. Бакунина на Бремгартенском кладбище в Берне

Два года, вплоть до смерти в Берне 1 июля 1876 г. М. А. Бакунин провёл в «умственном созерцании».

«Раз зло восторжествовало, — писал он, — и я не в силах помешать этому, я принялся изучать его эволюцию и развитие с почти научной, совершенно объективной страстью».

М.А.Бакунин
error: Content is protected !!
Adblock
detector