Карел Чапек

Карел Чапек

Карел Чапек писал обо всем. О Лондонском парке и ремонте в своей квартире… О старых письмах и коробке спичек, и о том, куда деваются книги, когда их нет на месте. Ему бесспорно была дарована тайна волшебного алмаза, который в «Синей птице» Метерлинка возвращал людям зрение и позволял им увидеть, что заключают в себе различные предметы.

Карел Чапек в молодые годы
Карел Чапек в молодые годы

Содержание

Происхождение, семья

Чешский писатель, переводчик и драматург Карел Чапек родился 9 января 1890 года в промышленном городке Северо-Восточной Чехии в семье врача. Он унаследовал от отца страсть к садоводству, стихам и театру. От матери — склонность к романтике и фантазиям. А от бабушки, мельничихи из Гронова, любовь к преданиям. В семье Чапеков царили взаимоуважение и добро, почитание труда и искусств, атмосфера, благоприятная для раскрытия богатых творческих задатков детей (сестры и двух братьев).

Семья Чапек
Семья писателя

Старший брат Карела Йозеф Чапек (1887—1945) — известный художник м писатель, антифашист. Он умер в концентрационном лагере. Брат был частым соавтором Карела. Они начали писать вместе в годы учебы в Праге. Сначала стихи и юморески печатались в социал-демократическом журнале, потом появились «общие» пьесы и рассказы. Оба брата рисовали. Их иллюстрации, чем-то напоминающие дружеские шаржи, незабываемы. Словно визитные карточки, они неизменно вызывают в памяти облик двух братьев — писателя и художника, удвоивших свой талант дружбой и сотрудничеством. Карел учился на философском факультете Карлова университета, слушал лекции в Берлинском в Парижском (Сорбонна) университетах. Йозеф был студентом художественно-промышленного училища.

Карел Чапек и Йозеф Чапек
Карел Чапек и Йозеф Чапек

Карел Чапек: круг интересов писателя

Круг интересов Карела Чапека включал, помимо философии, историю мировой литературы и живописи, достижения новейшей эстетики и естественных наук. Он изучал различные поэтические системы. Подготовил антологию собственных переводов стихов французских поэтов от Бодлера до Аполлинера. Переводы эти получили высокую оценку и были признаны крупным событием в чешской культуре.

Чапеком владела неутомимая страсть к познанию мира, в котором нет мелочей, вещей неинтересных. Писатель собирал вырезки из газет о самых разных предметах и хранил их в конвертах с надписями:

  • «О людях»
  • «Вещи»
  • «Времена года»
  • «Маленькие рассказы» и т. д.

Из этих «газетных идей» позднее рождались миниатюры, юмористические очерки и рассказы, которые составили книги «Вещи вокруг нас» (1925), и опубликованные после смерти писателя «О людях» (1940), «Календарь» (1940), «Маленькие рассказы» (1946).

Чапек любил повторять, что «мир неизвестного начинается на подошвах наших сапог». Богатство мира для многих скрыто за семью замками, оно открывается не сразу и не всем. Некоторые спешат делать большое, чтобы затем было время остановиться на малом. Некоторые вообще пренебрежительно относятся к мелочам во всем. И те, и другие обедняют радость бытия, лишают его многомерности.

Талант жить — это и способность видеть малое:

  • восход солнца и капли дождя
  • слезу и «тонкую упругость лютика»
  • иней и сосульки в морозный день

Это умение радоваться и малому: щебету птиц и тому, что ты здоров и тебе подарен еще один день. Большое слагается из мелочей, точно так же, как человечность и красота для Чапека невозможны без любовного и бережного внимания к ежедневным, естественным и бесконечно многообразным проявлениям жизни.

Карел Чапек и его роман «Война с саламандрами»

Основная идея романа

В этом романе, впервые напечатанном в 1935 году в газете «Лидове новины», Карел Чапек решал задачу исследования истоков фашизма. Саламандры, разведенные людьми в огромном количестве как самая дешевая рабочая сила, обладали способностью легко копировать человека, его действия и образ мыслей. Их цивилизация поразительно повторяет развитие буржуазного общества. В сатирической фантасмагории воссоздана на страницах третьей книги романа политическая ситуация после прихода Гитлера к власти в канун второй мировой войны.

Иллюстрация к роману Карела Чапека «Война с саламандрами»
Иллюстрация к роману Карела Чапека «Война с саламандрами»

Голос разума тонет в призывах обогащаться любой ценой. Империализм сам обрекает себя на уничтожение. Демократия без гуманизма, наука без человека, юриспруденция без справедливости, искусство без творчества — таковы итоги этой обреченной цивилизации.

В чём основа фашизма по мнению Чапека

Перекликаясь со многими современниками, в частности с Бертольдом Брехтом, подробно исследовавшим «человека, не говорившего «нет» и его роль в истории, Чапек показывает, что фашизм мог бы остаться лишь суммой бредовых идей. Если бы не попустительство одних и вожделения других, принявшие характер социальной «эпидемии» в загнивающем буржуазном обществе. Обыватель, его психология, жизненная философия — основа фашизма по Чапеку. Удачной моделью становится говорящая саламандра. Она ловко воспроизводит заголовки газетных статей, обрывки разговоров посетителей зоопарка в простейших ассоциативных связях, на уровне воспроизводства текста.

Так и средний обыватель легко всему верит и также легко меняет убеждения, если они вдруг определятся, он тянется к материальным благам и веселой жизни. В искусстве он также отдает предпочтение усредненному и облегченному варианту. Это не требует особых усилий ума, от которых у него портится настроение. Саламандризм, «удобный» в рамках одной индивидуальности, становится роковым в определенной исторической ситуации.

Оценка романа критиками

Многие критики расценили роман как утопию, против чего Чапек возражал. Это было предупреждение о такого рода событиях, которые случились очень скоро:

  • нападение фашистской Италии на Эфиопию в октябре 1935 года
  • франкистский мятеж в республиканской Испании в 1936 году
  • многочисленные акты экспансии германского фашизма
  • наконец, «Мюнхен», прозвучавший погребальным набатом над Чехословакией

Пьеса «Белая болезнь»

В предисловии к пьесе «Белая болезнь» (1937) он видит, говоря о характере обострившегося международного конфликта. Эти идеалы в пьесе представлены в образе врача Галена, с одной стороны. И Маршала, бряцающего оружием, на котором зарабатывает барон Крюг, с другой.

Врач изобрел лекарство от смертельной белой болезни, обрушившейся на людей, и жаждет открыть его секрет при условии, что больше не будет войн. Он обращается к властелинам мира, но его разумные доводы не могут остановить военную лихорадку. В финале толпа расправляется с безымянным лекарем, не смирившимся с войной, и топчет склянки с единственным спасительным снадобьем. Пьеса вызвала недовольство у германского посла в Праге. Он потребовал, чтобы фамилия барона Крюга была заменена на менее немецкую.

Кадр из фильма «Скелет верхом на лошади», основанного на пьесе «Белая болезнь». 1937. Режиссер Хьюго Хаас
Кадр из фильма «Скелет верхом на лошади», основанного на пьесе «Белая болезнь». 1937. Режиссер Хьюго Хаас

Во многих произведениях, фантастических в своей основе, автор предупреждал человечество о грозящей смертельной опасности. Мы можем судить насколько далеко в будущее заглядывал Чапек. В мировом кино и литературе сейчас, пожалуй, один из самых распространенных сюжетов — катастрофы.

  • пожары на сотом этаже небоскреба
  • взрыв в трюме, замыкающий горсточку людей в экстремальной ситуации
  • борьба с монстрами, чудовищами

Мы не говорим об уровне художественного решения этих сюжетов, но сам по себе интерес к ним в последней четверти ХХ века не лишен оснований.

Социально-фантастические произведения писателя

Будущему планеты посвящены социально-фантастические произведения писателя, среди которых произведения, созданные в 20-е годы:

  • пьеса «R.U.R.» (1920)
  • роман «Фабрика Абсолюта» (1922)
  • роман «Кракатит» (1924)

К этим произведениями надо добавить и роман «Войну с саламандрами», увидевший свет в 1935 году.

В центре их — научные открытия в непрогнозированные наукой нежелательные последствия. Так как такие последствия всегда сопутствуют этим открытиям. То ли это искусственные люди, универсальные работы. То ли вещество колоссального разрушительного воздействия кракатит. Или же это Абсолют, оказывающий на людей чудотворное воздействие. Человек не способен справиться со своим открытием. Попав из лаборатории ученого на промышленный конвейер, и живой робот, и кракатит, и Абсолют становятся катализатором алчности, сеют раздоры, вызывают конфликты малые и большие, ведут к войнам.

Если в произведениях 20-х годов, в «Фабрике Абсолюта», в частности, финал еще окрашен лучами надежды (ведь человек в сущности добр и разумен, он скажет «нет» войне, как это сделали тринадцать солдат, уцелевших после всемирной бойни на почве Абсолюта), то в последних книгах катастрофа неизбежна.

Постер к постановке «R.U.R.» 1939 года (Нью-Йорк, режиссёр — Ремо Буфано)
Постер к постановке «R.U.R.» 1939 года (Нью-Йорк, режиссёр — Ремо Буфано)

Чапек подчеркивает, что малейший ущерб нравственному потенциалу личности и недооценка нравственных норм делают научно-технический прогресс средством духовного порабощения и обезличивания человека. Средством подавления не только нравственности, но и культуры, вместо которой производятся ее эрзацы. Таким образом, духовная жизнь становится ареной прибыльной и разнузданной торговли стандартами «массовой культуры». Превращение науки, техники, искусства в потенциальное орудие возможной гибели цивилизации и человечества является для Чапека самым страшным и самым глубинным показателем той смертельной болезни, которой поражен окружающий писателя мир.

Одним из первых Карел Чапек серьезно поставил вопрос не просто о личной ответственности за жизнь общества (это пафос всего прогрессивного искусства 30-х годов). Он поставил вопрос о трагическом неблагополучии социального мироустройства, заставляющем человека жертвовать естественными нормальными чувствами, когда он вынужден отвечать насилием на насилие, когда он вынужден посылать на смерть своего ребенка во имя справедливого необходимого дела.

Пьеса «Мать»

Это тема пьесы «Мать», премьера которой состоялась 12 февраля 1938 года. То есть менее чем за год до смерти писателя. Скептицизм Чапека, который был отмечен почти всеми исследователями его творчества, проистекал из трагических противоречий реального мира. Впрочем, не следует и преувеличивать этот скептицизм. Даже в самых трагических своих произведениях Чапек не пессимист, ибо он слишком верил в человека. Безысходные финалы многих его произведений — это литература предупреждения, как стали называть такого рода художественную направленность уже после второй мировой войны. Художник показывает читателям, что может быть, если враги человечества не получат отпора, если силы доброй воли не сумеют объединиться.

В пьесе «Мать» — одном из крупнейших произведений драматургии нашего века, конфликт отточен и категоричен. У матери погибли муж и четыре сына. Остался младший Тони. И кажется, нет силы, которая бы заставила Мать проститься и с ним. Она беседует с погибшими. То есть действуют на сцене вполне осязаемо, но «она не может больше дотронуться до них рукою», с мужем, который даже не успел повидать младшего сына.

Он просит отпустить Тони. Мать оставалась непоколебимой в своем решении удержать последнего сына. Но идет война, неприятель осаждает города и деревни, гибнут дети чьих-то других матерей. В сознании Матери пробуждается мысль, что она обрекает на гибель других детей, пытаясь спасти своего ребенка. В финале пьесы Мать снимает со стены винтовку и подает ее младшему сыну.

Чапек ставит в этой пьесе вопрос о необходимости воинствующего гуманизма для защиты человечности и в то же время подчеркивает, что эта необходимость сама по себе доказывает несовершенство общественного устройства и катастрофическое неблагополучие окружающей действительности.

Бюст К.Чапека
Бюст К.Чапека

Карел Чапек. Творчество в 30-е годы

Карел Чапек одним из первых в 30-е годы — глубже, чем другие писатели мира, —поставил вопрос о глобальной опасности неконтролируемого научно-технического прогресса. Если он направлен на утверждение господства одного класса над другим, если он движим рационалистическими представлениями о бытие, он неминуемо приводит к катастрофам. Размеры которых возрастают в геометрической но отношению к технократическому потенциалу прогрессии.

Творчество Чапека последнего десятилетия утверждает его среди тех художников мира, которые показали не только обреченность мира насилия и лжи, но и необходимость личной и коллективной борьбы против социального зла. Чапек 30-х годов — трагический сатирик, создающий фантастические по форме, а на самом деле предельные ситуации, раскрывающие реальность.

Итак «один» Чапек — социальный критик и философ, осознавший, что война с германским фашизмом — грозное, но не последнее столкновение сил разума и античеловечности, первый, но не последний этап непримиримой борьбы за спасение человечества. Наряду с этим Чапеком есть и «второй» Чапек, объективно недооцененный на определенном этапе изучения его творчества именно потому, что задачи, которые он ставил, — прежде всего в рассказах, частично в первых пьесах и романах — не были столь прямо посвящены социальной критике буржуазного мира, и сами эти произведения представлялись порой легковесной, «развлекательною» литературой. Этот «второй» Чапек на сегодняшний день не менее значим для нас, чем «первый». Чапек-романтик, Чапек-сказочник, Чапек-поэт, хотя и этот Чапек, подобно первому, утверждал прекрасное от обратного, утверждал средством парадокса.

Разумеется, деление на «двух» Чапеков условно. Но идея подсказана самим писателем в одном из интервью 1928 года. «Все написанное мною явственно распадается на две группы. Первая объединяет такие произведения, как

  • «Распятие»
  • «Мучительные рассказы»
  • «Кракатит»

Ко второй относится все, что можно было бы объединить одним названием: «критика общественных ценностей современного мира и скепсис, порожденный ею».

Первое издание пьесы «R.U.R.», Авентинум, Прага, 1920. Дизайн обложки — Йозеф Чапек.
Первое издание пьесы «R.U.R.», Авентинум, Прага, 1920. Дизайн обложки — Йозеф Чапек.

Карел Чапек: виртуоз «малых форм»

Рассказы Чапек писал на протяжении всей своей жизни: от ранних миниатюр, написанных совместно с братом, к первому самостоятельному сборнику «Распятие» (1917) и большим сборникам, объединившим опыты разных лет, «Рассказы из одного кармана» и «Рассказы из другого кармана» (оба изданы в 1929 году), к «Апокрифам» и снова к рассказам.

Они давались Чапеку так же «легко» в естественно, как то, что делаешь, ибо не делать не можешь. Чапек — виртуоз «малых форм»:

  • фельетон
  • юмореска
  • слоупек (столбец в газете)
  • газетная новелла
  • подрассказ
  • побасенка
  • апокриф
  • сказка

Всё это его импровизации на тему «рассказ». Он легко переходил от одной жанровой разновидности к другой, создавая новые формы, возвращаясь к забытым. Под его пером они становились чрезвычайно емкими.

То, во что верил писатель, и составляет сердцевину его рассказов. А верил они в красоту, многообразие и величие жизни. В бесконечность естественных способностей человека, в утверждение жизни как силы, противостоящей смерти.

Дом братьев Чапек в Праге
Дом братьев Чапек в Праге

Карел Чапек и его эстетическая программа

Эстетическая программа Чапека демократична в своей основе. В эссе, статьях об искусстве и литературе, в многочисленных рецензиях на театральные спектакли Чапек активно выступал в защиту народного искусства. Он изучает вкусы народного читателя. Что читает прислуга Мария или Фанни, к примеру? Над чем она отводит душу после тяжелейшего трудового дня? Над очередной историей из «графской» жизни или похождениями Анжелики…

В статье «Последний эпос, или роман для прислуги» Чапек открывает психологический механизм популярности бульварной романистики:

  • занимательность и романтический пафос
  • эпичность
  • счастливый финал

Чапек приходит к убеждению в вечной молодости народа. Он считает, что подлинно народным может быть лишь то искусство, которое в новых условиях и в новой форме продолжает традиции великого героического эпоса. То искусство, которое удовлетворяет в человеке потребность в жизни прекрасной и совершенной. Или же порождает и утверждает эту потребность.

Важнейшая истина — утверждение необходимости сюжетной занимательности, этого древнейшего качества литературы — не для развлечения. Это нужно для возвышения человека, для возвращения ему веры в свои силы. Установка Чапека-—на соединение искусства «высокого» и общедоступного.

Карел Чапек и О.Генри: сходство и различие

Установка на занимательность, стремление — по словам писателя —-предоставить читателям возможность «получить радость», которая способна «убить скуку, тоску и серость жизни», с особой полнотой осуществляется в чапековском рассказе. Но Чапек — не утешитель типа О. Генри, как ни велик тот в своем стремлении дать человеку радость и показать его скрытую красоту. Ради этих двух великих целей О. Генри «улучшал» реальную жизнь. Чапек постоянно показывает неполноценность действительности; поэтому сама занимательность его играет двоякую роль: как средство дать читателю ту полноту ощущений, которых он лишен, и как способ вызвать негодование и протест против бедности, идиотизма и нищеты той жизни, которой живут его герои.

Сюжет в чапековском рассказе показывает, что ложная действительность уродует человека, лишает его возможности деяния в эпическом, высоком смысле этого слова. Непременными элементами чапековского рассказа являются фантастичность и сказочность. Дело не только в принципах построения, когда фантазия помогает ярче осветить контрасты реальности, а сказочность доводит удивительность и неожиданность происходящего до невиданного масштаба. Фантастический, сказочный сюжет позволяет выявить то удивительное и прекрасное, на что способен человек.

Требуя от литературы максимальной доступности, Чапек в то же время говорит в статье «Почему у нас не пишут рассказы», что

«короткий рассказ требует от читателя быстрой интеллектуальной ориентации, живого интереса и готовности тут же мобилизовать свою собственную фантазию и чувства. Чтение рассказов — гораздо большая нагрузка для интеллекта, чем, чтение романов».

Карел Чапек

Его творческий опыт соединял, казалось бы, несоединимые вещи: во имя доступности и общеинтересности он создает занимательный сюжет, а затем ставит перед читателем неожиданные задачи.

Целостная эстетическая система чапековских рассказов была глубоко продумана. Он сознательно стремился к соединению развлечения и откровения, мечты и правды. К тому, что освещало литературы Возрождения и Просвещения, так высоко ценимые Чапеком. Он сам сказал об этом в первой пьесе «Любви игра роковая».

«Мучительные рассказы»

«Мучительные рассказы» противостоят последующей новеллистике писателя. По форме, манере изложения они — продолжение чешской, русской (сильно повлиявшей на Чапека), французской литературы. В них осуществляется основная в эстетике Чапека задача «доказательства от противного». В основе этих рассказов-миниатюр — простые житейские ситуации.

Рассказ «Рубашки»

Хозяин уличил служанку в долголетнем воровстве. Он возмущен, но готов простить, если виновница раскается. Но виновница в свою очередь тоже оскорблена и искренне возмущена. Ее обидел обыск. Объективная логика оказалась в ловушке, поставленной на ее пути психологией, с которой Чапек писал, что она «разрушает стройную и ясную моральную классификацию добра и зла». Служанка в том возрасте, когда в чем-либо переубедить ее невозможно. Многолетняя однообразная жизнь выработала в ней неосознанные стереотипы, воспринимаемые как норма.

Это размышление автора о том, как трудно людям, столько лет жившим рядом, правда, разделенным определенным социальным барьером, понять друг друга. Об этом не однажды думал Чапек.

Рассказ «Трое»

«Трое» — это история эксплуатируемой любви. История превращения любящей женщины в содержанку, а мужа — в сутенера. Одновременно — это рассказ о том, как установленный образ жизни, «вещная» психология обоих мужчин, привычки губят прекрасное чувство. Трагизмом отмечен финал рассказа Он подводит черту под тем, что когда-то было любовью и что теперь безвозвратно утеряно, разменено, что стало формой торговли.

Рассказ «В замке»

После окончания университета Чапек пробовал свой силы на нелегком поприще домашнего учителя. Рассказ «В замке» навеян личными впечатлениями писателя, Воспроизводя один день из жизни гувернантки, тягостную и унизительную атмосферу графского замка, Чапек показывает трагедию неиспользованных человеческих возможностей. Девушка осознает необходимость протеста. Но она оказывается не в силах противостоять ханжеской морали. Существование героини станет серым и безрадостным.

Под влиянием несчастья нет-нет да и сверкнет проблеск «человечности и нежности», проснется на миг высокий порыв, но погаснет в рутине лжи и корысти, ибо оказывается: то человеческое, то единственное, что может доставить радость и счастье, уже не осознается как ценность и смысл бытия (рассказ «Деньги»).

«Рассказы из одного кармана» и «Рассказы из другого кармана»

Показ того, как много прекрасного в человеке и как оно обесценено и разменено, ведущая тема «Рассказов из обоих карманов». Чапек решает ее в рамках своей эстетической программы и найденной им новаторской формы.

В этих историях раскрывается узость привычных представлений о мире и неожиданность, многогранность самой жизни, «странность» ее с точки зрения общепринятого ‹здравого» смысла, воплощенного ли в законах, «ограничивающих нас, как линия горизонта» (рассказ «Трибунал»), или в поступках преступников («Похищенный документ № 139 УП отд. «С»), или судейских чиновников («Бесспорное доказательство»).

Рассказ «Голубая хризантема»

Типичен в этом отношении рассказ «Голубая хризантема». Это история о том, как, все подсчитав и взвесив, местные полицейские и их помощники обыскали окрестности и не нашли уникальных голубых хризантем. Потому что надпись у домика сторожки «Ходить воспрещается» исключила поиск. А глухонемая дурочка, не обращавшая на нее внимание, нашла это чудо подлинной красоты. Рассказы Чапека разрушают однозначные представления о жизни и показывают, сколь она удивительна. Но при одном условии — если к жизни подходят творчески. Если жизнь познают непрестанно и непредвзято. Творческий подход есть, по Чапеку, ключ к познанию многообразия случайностей жизни.

Иллюстрация к рассказу «Голубая хризантема»
Иллюстрация к рассказу «Голубая хризантема»

Чапек — поэт «случайного». Его поэтика случайностей разрушает представление о человеке, как о механической машине, способной только к тривиальным ходам.

«Человек, который умел летать»

«Незапрограммированность» человека, способность его к творческому акту — основа чапековского рассказа. Поскольку мышление человека сковано стандартами, а его творческие возможности крайне обеднены в буржуазном мире, то каждый поступок, в малейшей степени отходящий от стандарта, вызывает недоверие и недоумение.

Рассказ «Эксперимент профессора Роусса»

«Эксперимент профессора Роусса» — блистательное разоблачение преступника оказывается абсолютным пустяком. Потому что ответы убийцы предельно примитивны. Раскрытие же профессии репортера Вашатко сложнее, ибо калейдоскоп словесных формулировок на все случаи жизни, в которых он явно преуспел за 30 лет работы в газете, ставит профессора в тупик.

Чапек и детективный жанр

Чапек по-своему защищает детектив — не как жанр обмана и иллюзий, а как жанр, возвращающий литературе острый сюжет, захватывающую занимательность. Все его рассказы — просто детектив или пародия на него, или притча на его основе.

Господство заурядных штампов в полное отсутствие незаурядных человеческих проявлений у второго испытуемого и составляет главную тему рассказа. Тайна детектива часто раскрывается Чапеком как тайна заурядного. Так как стандарт мышления на самом деле и создает закономерность псевдонебывалых случаев («Ясновидец», «Взломщик-поэт»).

В ряде новелл, внешне почти курьезных, раскрыты возможности творческого воображения человека, которые позволяют ему либо предвидеть глубочайшую суть происходящего. Например, в рассказе «История дирижера Калины», по интонации разговаривающих угадавшего неизбежность преступления. Либо восстановить реальность в подлинном виде на основе очень субъективных поэтических метафор — рассказ «Поэт».

Главная тема рассказов Карела Чапека

Но главная тема рассказов Чапека, их внутренний пафос — удивительные возможности человека:

  • забавная история коллекционера, решившего украсть ценнейший экземпляр персидского ковра
  • рассказ о чуде большем, чем уникальный ковер: о человеке-враче, не способном убить собаку даже во имя своей мечты, о чуде неспособности убивать в мире, к этому приспособленном

Чапек рассказывает о чудесах:

  • чудо человеческой силы, которое оказывается настолько забитым, что только из ненависти и злости человек способен на него («Рекорд»),
  • гениальности великого актера, так глупо уничтожение ной («Исчезновение актера Бенды»),
  • чудо жертвенного доверия, на какое способна любящая женщина («Купон»),
  • верности мечте, о способности возвратиться к ней и к утраченному детству на склоне пустой и бессмысленной жизни, ставшей бессмысленной из-за потери доверия к людям, разрушенного неуместной предупреждающей заботой («Коллекция марок»)

Чем ярче раскрывались писателем прекрасные и великие возможности человека, тем острее звучал и протест против всех социальных условий. Так как они превращали их из чудес в чудачества или даже уродовали. Чем меньше места оставалось в повседневной жизни буржуазного общества лучшим проявлениям человечности, тем решительней утверждал Чапек возможности человека и жизни. Реалист помогал романтику в этих рассказах, романтик — реалисту.

«Апокрифы» — вершина чапековской новеллистики

Чапек всегда ценил слово и постоянно стремился к краткости все более лаконичными становятся его «Маленькие рассказы». Наконец, они эволюционируют к «Апокрифам» и «Побасенкам». Если в рассказах речь шла об индивидуальных возможностях человека и о том, во что они вырождаются, то «Апокрифы» (переосмысления библейских сюжетов, отвергавшиеся церковью как крамола) — вершина чапековской новеллистики — посвящены всеобщими человеческим проблемам, судьбам мира и цивилизации.

По содержанию они ближе к его «романам-катастрофам». В них подняты темы

  • новатора, несущего благо людям и не понятого ими («Наказание Прометея»)
  • превращения идеальных мотивов в цинизм и насилие диктатуры («Александр Македонский»)
  • губительной власти авторитетов над жизнью («Офир»)
  • трагедии ложного стыда и зла, проистекающего из стремления скрыть свои слабости перед людьми («Исповедь дон Хуана»)

Центральное место в «Апокрифах»

Центральное место в «Апокрифах» отведено «Кредо Пилата» и тематически связанным с ним историям. Вопрос об истине, возможности ее познать всегда волновал Чапека. В годы учебы в университете он увлекся прагматизмом. Это типично американская, сугубо буржуазная и классовая философия. Она подчиняла деятельность человека голой практике, отождествлявшей прагматическую истину с полезностью. Чапек же принимал относительность, релятивизм истины, восходящий к учению древнегреческих софистов и тезису Протагора

«человек есть мера всех вещей…»

Протагор

Это чувствуется во многих апокрифах, это есть в рассуждениях Пилата:

«… я горячо верю, что истина есть, и человек познает ее… Он познает ее, да; но — кто? Я или ты, быть может, все?»

Пилат

Карел Чапек. Мировоззрение

В центр своей системы взглядов, достаточно эклектичной, Чапек поставил культуру, человека творчества. Он верил в возможности буржуазной демократии. Верил в то, что возможно усовершенствование существующего строя либеральными мерами. На этой почве сложились дружественные личные отношения известного писателя с первым президентом Чехословацкой республики Т. Г. Масариком и министром иностранных дел Бенешом. Они оба были профессорами Пражского университета. Но Чапек решительно разошелся с ними, не допуская никакого нейтралитета в отношении к фашизму.

Карел Чапек и Томаш Масарик
Карел Чапек и Томаш Масарик

Карел Чапек. Последние годы жизни. Борьба с фашизмом

Последние годы жизни Карел Чапек вел активную антифашистскую пропаганду

  • на посту председателя чехословацкой секции Международной ассоциации писателей в защиту культуры,
  • как журналист в газетных публикациях
  • в выступлениях по радио
  • когда подписывал Манифест деятелей культуры Чехословакии против фашизма.
  • в художественном творчестве

Будь то пьеса, повесть или крохотная побасенка — все пронизано предчувствием катастрофы и болью, что её не предотвратить.

Карел Чапек и  Ольга Шайнпфлюгова
Карел Чапек и Ольга Шайнпфлюгова

Время после мюнхенской катастрофы — тяжелейшее в жизни Чапека. Жена писателя актриса и писательница Ольга Шайнпфлюгова (1902—1968) писала в книге «Чешский роман», посвященный ее многолетней дружбе и краткой совместной жизни с Карелом Чапеком, что он жил с настроением: «наступил конец». Президент Бенеш эмигрировал в Лондон, Т. Г. Масарик был мертв. Остался «официальный писатель», друг обоих президентов. На нем сконцентрировала удар реакция. Чапека травили анонимками, угрозами, оскорблениями, явными и зашифрованными.

На произведения Чапека наложили запрет. Из театрального репертуара был вычеркнут «Разбойник», не демонстрировался фильм по пьесе «Белая болезнь». Преследовали и брата, Йосефа Чапека, автора серий антивоенных карикатур «В тени фашизма», «Диктаторские сапоги» и цикла живописных полотен «Огонь».

Казалось, все, что было чуждо в этом мире Карелу Чапеку, писателю и человеку, объединилось в лике фашизма и Мюнхенского соглашения, фактически отдавшего Чехословакию Гитлеру. Слабый здоровьем Карел пережил «Мюнхен» ненадолго. Он умер от гриппа 25 декабря 1938 года, в возрасте сорока восьми лет. Он избежал гестаповского застенка, в котором погибнет его брат Йосеф.

Последнее произведение: «Жизнь и творчество композитора Фолтына»,

Недописанным остался роман «Жизнь и творчество композитора Фолтына». Работу над ним Чапек начал в свою последнюю, трагическую осень.

В образе Фолтына, несомненно одаренного в музыке, но ущербного нравственно, спрессованы чуждые Чапеку эстетические и этические принципы, часто ведущие к предательству:

  • честолюбие
  • позерство
  • дилетантизм

Маниакальная страсть Фолтына стать гением в музыке не подкреплена прочной опорой — постоянным трудом, стойкими нравственными убеждениями. Фолтын, если бы ему и удалось завершить свои «творения», был бы «лишь колоссом на глиняных ногах». Для которого самоутверждение было превыше всего.

Вне добра и зла искусства быть не может. Время заставляет писателя еще раз повторить то, о чем он писал в двадцатые годы и чему свято следовал всю свою жизнь:

Чапек делал это и критикой зла и утверждением добра в «больших» и «малых» своих произведениях.

Могила Карела Чапека и Ольги Шейнпфлуговой на Вышеградском кладбище
Могила Карела Чапека и Ольги Шейнпфлуговой на Вышеградском кладбище

Аудиокниги и радиоспектакли по произведениям Карела Чапека

Аудиокнига «Преступление в крестьянской семье» Читает Владимир Антоник

Аудиокнига «Покушение на убийство» Читает Владимир Антоник

«Средство Макропулоса» Фильм-спектакль по одноименной пьесе Карела Чапека в постановке Государственного академического Малого театра Союза ССР. Роли исполняют: Эмилия Марти — Нелли Корниенко, Ярослав Прус — Владимир Кенигсон, Альберт Грегор — Эдуард Марцевич, Янек — Александр Овчинников, Гаук Шендорф — Евгений Весник, Кристина — Евгения Глушенко, Коленатый — Сергей Конов, Витек — Аркадий Смирнов, Горничная — Галина Скоробогатова, Врач — Андрей Литвинов. Режиссер — Владимир Монахов

Аудиокнига «Почтарская сказка» Читает Геннадий Хазанов

Аудиокнига «Собачья сказка» Читает Евгений Весник

error: Content is protected !!
Adblock
detector