ГЕРБЕРТ УЭЛЛС

Герберт Уэллс

Содержание

Герберт Джордж Уэллс — выдающийся английский писатель

Герберт Джордж Уэллс — выдающийся английский писатель, годы жизни: 1866-1946. Широкому кругу читателей он известен более всего своими научно-фантастическими романами. Но на самом деле творческое наследие Уэллса необычайно велико. Перу Уэллса принадлежит сорок восемь романов, из которых к фантастическим можно отнести восемнадцать. А тридцать романов — реалистические и бытовые. Кроме того, он написал:

  • огромное количество публицистических работ
  • два киносценария
  • почти сотню повестей, рассказов и очерков
  • произведения для детей
  • философские трактаты

Эти произведения очень разнообразны по мыслям, по темам, по жизненному материалу, привлекшему внимание художника. Они очень неравноценны по своим достоинствам. Сложными и далеко не всегда правильными путями шла мысль писателя. Сложен и противоречив был его творческий путь.

Еще при жизни признанный классиком английской литературы, Уэллс никогда не чувствовал удовлетворения достигнутым. Свой метод он не считал окончательно сформировавшимся, а задачу свою выполненной. Писатель продолжал искать новые пути, ставил вперед собой все новые и новые задачи. В этих напряженных, непрекращающихся исканиях Уэллса поддерживало сознание высокой общественной роли литературы.

Происхождение

Герберт Джордж Уэллс родился 21 сентября 1866 года в провинциальном английском городке Бромли. Отец его работал когда-то садовником в большом поместье, где и познакомился со своей будущей женой, служившей в том же доме горничной. К свадьбе богатый родственник подарил им лавку фарфоровых изделий. Так что в Бромли они очутились уже на положении мелких буржуа. Меру щедрости своего родича молодые уяснили себе довольно скоро. Лавка придавала им, правда, некоторую «респектабельность», но почти не приносила дохода. Чтобы прокормить семью, глава ее стал профессиональным игроком в крикет. Со временем в дом пришел достаток, детей отдали в платную школу.

Young Wells, «Bertie» as he was known, 1870г. Юный Уэллс, «Берти», как его называли
Юный Уэллс, «Берти», как его называли, 1870г.

Однако благополучие Уэллсов оказалось непрочным. Когда отец сломал ногу, матери пришлось вернуться к своим прежним хозяевам. Только на этот раз в качестве домоправительницы. Детей решили устроить на работу, но им еще не вышли года, и мать пока забрала их к себе.

От уборщика в торговой лавке до студента в «Нормальной школе»

Герберту не было четырнадцати лет, когда его уже определили в мануфактурную торговлю. Мальчика наняли уборщиком, но с перспективой стать со временем приказчиком. Эта перспектива, очевидно, не особенно прельщала молодого Уэллса. Несколько позже мы находим его на должности лаборанта в аптеке, затем помощника учителя начальной школы и, наконец, студентом так называемой «Нормальной школы». Это высшее учебное заведение, готовившее учителей естественных и точных наук. «Нормальная школа» входила в систему Лондонского университета. Уэллсу, который к тому времени успел обратить на себя внимание знаменитого профессора Гексли, к двадцати двум годам удалось получить ученую степень по биологии.

Огромным трудом добился Уэллс этого успеха. Даже в произведениях поздней поры он вспоминает, как просиживал ночи над книгами в каморке при аптеке или на чердаке, отведенном для помощника учителя. Писатель вспоминает голодное существование студента, живущего на мизерную стипендию, унизительное чувство бедняка, проходящего по фешенебельным кварталам Лондона.

Да и был ли это успех? Что ждало в этом мире безвестного бедняка, хотя бы и с дипломом в кармане? Снова прозябание в провинциальной школе? Снова общество косных буржуа, от которых, как он думал, ему удалось уйти? Размышления подобного рода не оставляли Уэллса в последние годы его учения.

Герберт Уэллс пишет учебник по биологии

Впрочем, ему повезло. Писательский дар Уэллса по-своему сказался уже в это время. Правда, в области, далекой от художественного творчества. Молодой ученый получил предложение написать учебник биологии. Он выполнил эту работу с таким мастерством, что его книга стала одним из основных пособий английской школы! Ее переиздавали даже тогда, когда Уэллс был уже известным беллетристом. По-видимому, работа над учебником натолкнула Уэллса на мысль заняться литературным трудом.

Уэллс во время учёбы. Лондон. 1890г.
Уэллс во время учёбы. Лондон. 1890г.

Начало литературной карьеры

Он начинает сотрудничать в периодической прессе. В 1895 году был опубликован его сборник очерков «Избранные разговоры с дядей». И всего лишь несколько месяцев спустя первый фантастический роман — «Машина времени». В этом же, дебютном для него году как писателя, он представит публике ещё один роман — «Чудесное посещение», который будет сочетать в себе признаки романа фантастического и бытового романа. При этом будучи одновременно и сатирическим произведением. Его можно считать также романом в жанре фэнтези, хотя тогда ещё не было такого направления в литературе. Очень скоро — через каких-нибудь три-четыре года — Уэллс вошел в число ведущих мастеров английской литературы. Он стал тем литератором, по произведениям которого судят о стране. Романы и повести Уэллса издавались в Англии огромными по тем временам тиражами, переводились на иностранные языки. Первое русское собрание сочинений Уэллса начало издаваться уже в 1909 году.

Герберт Уэллс. Научно-фантастические романы

С Уэллсом мы впервые знакомимся в детстве, в том возрасте, когда мир полон для нас непознанных вещей, неизведанных возможностей, увлекателен и нов. И писатель, книгу которого мы взяли в руки, кажется, смотрит на мир теми же глазами, что и мы. Таинственное неисчерпаемо. Оно открыто в каждом уголке жизни, в каждой вещи. «Волшебная лавка», куда привел Уэллс своего маленького читателя, расположена на какой-то захолустной улице. Да и с виду в ней ничего особенного нет, она «крошечная, тесноватая, полутемная», но сколько в ней удивительного, фантастического, волнующего для того, кто способен это увидеть! А потом Уэллс берёт нас с собой в путешествие по времени, в полет на Луну, рассказывает, как стал человек невидимым и как марсиане прилетели на Землю…

Но скоро мы узнаем, что наш любимый выдумщик нередко обманывал нас. На Жюля Верна можно положиться, он не выходил за рамки научных предположений, за очень редким исключением. А вот Уэллс – другое дело:

  • Полететь на Луну в снаряде, изобретенном героем Уэллса, никогда не удастся, потому что не существует веществ, на которые не действует земное притяжение
  • Нельзя путешествовать по времени
  • Человек-невидимка, таким, каким его придумал писатель, должен был бы быть слепым, согласно законам физики и химии

Научные предсказания Герберта Уэллса

Правда, не всегда фантастика Уэллса подобна сказке. Вот его некоторые чисто научные предсказания:

  • Еще в десятых годах нашего века он предсказал огромное будущее атомной энергии
  • Следя за полетом птиц, он на основании одной лишь писательской наблюдательности — за двадцать лет до авиаконструкторов — сделал вывод, что авиация больших скоростей перейдет к стреловидному крылу
  • Уже в конце прошлого века Уэллс поднял важнейший для современной науки вопрос о теснейшей связи между прогрессом техники и созданием кардинально новых материалов

Список всех фантастических романов Уэллса

«Машина времени»

Первый роман принёс Герберту Уэллсу широкую известность. За семь лет до этого писатель обращался к теме путешествия во времени. Тогда была написана небольшая повесть «Аргонавты времени». Но то была только отправная точка, поскольку не было описано само путешествие, а говорилось только о создании аппарата и исчезновении с помощью него главных героев, подвергавшихся обструкции со стороны местных жителей.

141 Maybury Rd, Woking, where Wells lived from May 1895 until late 1896
Дом, в котором Герберт Уэллс жил с мая 1895 до конца 1896 года, в это время и были опубликованы его первые романы
Дом, в котором Герберт Уэллс жил с мая 1895 до конца 1896 года, в это время и были опубликованы его первые романы

Уэллс этим романом открыл целое направление в фантастической литературе, у которого и до сих пор много последователей. Его литературный дар с этого момента был признан не только читателями. Первым романом молодого писателя восхитились такие признанные мастера-романисты, как Джеймс Джойс и Джозеф Конрад. Подробно о сюжете, содержании, главных героях читайте в отдельной статье, посвящённой этому произведению на нашем сайте, здесь.

Интересно, что сам писатель не считал эту тему такой уж научной. В самом деле, ведь свои ранние романы Уэллс вообще считал, так сказать, «упражнениями в воображении». И в «Машине времени», как и в остальных своих фантастических опусах, писатель размышляет прежде всего над социальными конфликтами, имеющими место в обществе. Или над теми, которые могут быть в будущем.

«Остров доктора Моро»

Тема социальных конфликтов стоит во главе угла и в романе «Остров доктора Моро», правда в совсем другой интерпретации. Наверное, у многих читателей это произведение будет ассоциироваться с повестью Михаила Булгакова «Собачье сердце». Хотя фигура талантливого хирурга доктора Моро не может конкурировать по привлекательности с профессором Преображенским. Но посыл похож: создание путём хирургической операции человека из животного. Вивисектор доктор Моро создаёт зверолюдей посредством своих чудо-операций. На остров волею случая попадает некто Чарльз Эдвард Прендик, который становится невольным участником на событий. Подробно роман мы разбираем в отдельной статье, читайте здесь.

«Человек-невидимка»

В этом произведении, вышедшем в свет в 1897 году, как и в «Машине времени, и в «Острове доктора Моро» Герберт Уэллс на роль главного героя ставит учёного. Правда, Гриффин, который стремится разработать средство, чтобы стать невидимым, одержим своими идеями до такой степени, что становится виновником смерти своего отца, украв у него деньги для своих научных изысканий. Это произведение Уэллса было экранизировано больше всех других его романов — шесть раз. Краткое содержание «Человека-невидимки» и подробный анализ читайте здесь.

Уилльям Клод Рейнс в роли Гриффина в фильме «Человек-невидимка», 1933 г., режиссёр Джеймс Уэйл
Уилльям Клод Рейнс в роли Гриффина в фильме «Человек-невидимка», 1933 г., режиссёр Джеймс Уэйл

«Война миров»

Возможно, что писатель считал произведение о нашествии марсиан своим лучшим романом, по крайней мере среди других его научно-фантастических опусов. Потому что именно его он выслал графу Льву Николаевичу Толстому для ознакомления, когда великий русский писатель изъявил желание прочитать что-либо у английского писателя, считавшегося классиком и достойным продолжателем дела Джонатана Свифта. Мы подробно разобрали этот роман здесь, в отдельной статье.

«Первые люди на Луне»

Космической темы Уэллс касается также в романе «Первые люди на Луне». И здесь одним из героев является учёный, который смог изобрести материал, с помощью которого можно преодолеть силу тяготения. Вместе со своим случайным знакомым мистер Кейвор отправляется на Луну, где космических путешественников ждут самые невероятные приключения.

Романы «Пища богов» и «В дни кометы»

В романе «Пища богов» (1904) писатель говорит, что в биологическом улучшении человеческого рода таятся возможности построить счастливое общество.

Иллюстрация к роману Герберта Уэллса   «Пища богов»
Иллюстрация к роману Герберта Уэллса «Пища богов»

Подобного рода тезис лежит и в основе романа «В дни кометы» (1906), где, как писал Уэллс в предисловии к первому русскому собранию своих сочинений:

«представлены все последствия внезапного роста нравственных чувств в человечестве»

Герберт Уэллс

Прошедшая мимо земли комета оставила в атмосфере зеленый газ, который морально пере рождает каждого человека в отдельности и таким образом все человечество целиком. С этого момента на земле покончено со многими общечеловеческими пороками:

  • злобой
  • ревностью
  • неспособностью людей понять друг друга
  • а заодно и с войной и социальной несправедливостью

Романы ‹Война в воздухе» и «Освобожденный мир»

Несколько глубже оценивает Уэллс современность в романах «Война в воздухе» (1908) и «Освобожденный мир» (1914). Писатель предсказывает, что надвигающаяся война разрушит существующий общественный строй. Массы на собственном опыте поймут порочность старой системы, а государственный аппарат окажется настолько расшатанным, что не в силах будет противостоять стихийному возникновению нового порядка. Впрочем, о том, каково будет это новое общество, Уэллс говорит на этот раз скупо и неопределенно.

Отказ Уэллса от радикализма своих ранних романов, естественно, сказывается на характере его критики современности. Ни один из романов 1901—1914 годов не достигает разоблачительной силы «Острова доктора Моро» или «Войны миров». Критика приобретает подчас мелочный, крохоборческий характер. С непонятным ожесточением Уэллс критикует привычку портить себе ноги ношением ботинок и сообщает, что в обществе будущего люди будут ходить босиком. С равным пылом обрушивается он на тогдашние женские моды.

Фантастика Уэллса неизменно связана с анализом основных противоречий современного ему общества. Естественно поэтому, что чем больше утрачивал Уэллс задор и смелость, присущие его ранним произведениям, тем меньше форма фантастического романа отвечала задачам автора. Уже в самый ранний период творчества Уэллс ведет критику современности по двум линиям. В одном случае он больше заинтересован вопросом о несоответствии прогресса науки с положением трудящихся масс, в другом — его несоответствием с моральным и культурным состоянием общества.

Герберт Уэллс
Герберт Уэллс

Герберт Уэллс: писатель-реалист

И все же нельзя ставить Уэллса в один ряд с другими писателями-фантастами. Конечно, форма научно-фантастического романа не была для него случайной. В ней отразилась вера писателя в технический прогресс, горячее стремление заразить читателя страстью научного исследования.

Однако романы Уэллса рассказывают не только о возможностях науки, но и о тех силах, которые мешают ей служить людям. Он — один из крупнейших английских писателей-реалистов конца ХIХ — первой половины ХХ века, сумевший охватить огромное количество насущных проблем своего времени. Этого Уэллса мы узнаем уже в зрелости. И вновь обращаясь к его романам, открываем в них то, что не сумели увидеть в детские годы.

Уэллс пришел в литературу как писатель, чрезвычайно тесно связанный с жизнью. Мало кому из тогдашних представителей английской литературы были настолько чужды идеи «искусства для искусства», мало кому они казались настолько отталкивающими. Молодой автор принес с собой горячую ненависть ко всему, что делает жизнь человека тяжелой, тупой, тусклой, ко всему, что низводит человека до положения рабочей скотины.

Жизненное и литературное кредо писателя

Уэллс верил, что жизнь людей будет улучшаться вместе с дальнейшим развитием научных знаний. Конец ХIХ столетия ознаменовался важными научными открытиями, усиленным внедрением достижений науки в практику. Писатель был достаточно тесно связан с миром ученых, чтобы понять, какие грандиозные возможности открывает перед человечеством технический прогресс. Эту мысль он неустанно пропагандировал всю свою жизнь.

Впрочем, Уэллс далек от того, чтобы видеть в техническом прогрессе панацею от всех зол. Материальный прогресс, по мнению Уэллса, составляет необходимое, первейшее, но не единственное условие прогресса общества. На этот вывод Уэллса наталкивал не только его личный опыт, но и вся жизнь Англии конца ХIХ века.

Противостояние с искусствоведом Рескиным

Едва только выйдя на литературную арену, Уэллс резко противопоставил себя значительной и чрезвычайно влиятельной в то время группе английской художественной интеллигенции, крупнейшим авторитетом которой был известный искусствовед Рескин. Представители этой группы, отмечая оскудение человеческой личности в буржуазном обществе, объясняли это прогрессом техники, что неизбежно приводило их к приятию тех или иных декадентских теорий, к стремлению изображать человека «отдельно» от общества, а многих из них в конечном счете —к теории «искусства для искусства».

Уэллс высоко ценил Рескина за критику буржуазии и стремление внести эстетичность в жизнь, но считал вместе с тем, что Рескин и близкие к нему деятели литературы и искусства в своей ненависти к машинам и науке «так же реакционны и ненаучны, как наши лорды и епископы».

Великобритания в конце XIX века

Как бы ни были научно оснащены произведения Уэллса, важнейшая них тема — общественные проблемы современности. Уэллс охватывает жизнь в огромных масштабах, оперирует целыми социальными категориями, пытливо ищет ответ на самые наболевшие, самые важные для его времени вопросы. Фантастика больше нужна Уэллсу для критики современности, чем для предсказаний на будущее. Для него это способ образного выражения основных тенденций действительности, способ разоблачения неприемлемых для него сторон жизни.

Что же представляла собой Великобритания в конце XIX века? Деятельность Уэллса на поприще литературы началась именно в это время. Чтобы разобраться в том, в какой среде формировался он как писатель, читайте отдельную статью на нашем сайте, которая так и называется: «Великобритания в конце XIX века».

Литература в Великобритании в конце XIX века

Именно в этот период на волне народного протеста поднимаются в Англии такие крупные писатели, как

  • Бернард Шоу
  • Джон Голсуорси
  • Герберт Уэллс

Период декадентского безвременья семидесятых — восьмидесятых годов закончился. В литературу вступила новая плеяда выдающихся критических реалистов. Эти писатели были далеки от того, чтобы, подобно многочисленным представителям бытописательской литературы той поры, повторять зады реализма середины прошлого века. Каждый из них принес с собой в литературу что-то новое, связанное с изменившимися общественными условиями своего времени.

Новое принес и Герберт Уэллс. Новым для английской литературы был прежде всего сам жанр научно-фантастического романа. Новым было и содержание, вложенное в него Уэллсом.

Герберт Уэллс и Джонатан Свифт

В этом отношении Уэллс продолжал давнюю традицию английской литературы, в первую очередь традицию великого английского сатирика ХVIII века Джонатана Свифта. Невероятные события, описанные в «Путешествиях Гулливера», современникам писателя не казались такими уж неправдоподобными. В нравах лилипутского двора они узнавали придворные нравы своей родины, в умилении Гулливера повадками аристократов угадывали горькую иронию автора. И, наконец, в последней части «Путешествий Гулливера» Свифт создал самый обобщенный, самый отталкивающий из всех мрачных образов своей бессмертной сатиры — образ получеловека-полузверя йеху, жадного и подлого существа, воплотившего в себе всю жадность и подлость буржуа.

Джонатан Свифт. Портрет кисти Чарльза Джервеса (Charles Jervas), 1710г.
Джонатан Свифт. Портрет кисти Чарльза Джервеса (Charles Jervas), 1710г.

Читая книги Уэллса, трудно отделаться от мысли, что присутствуешь при втором рождении гневной сатиры Свифта. Уэллс выступил в новых условиях, перед ним — новые проблемы. Мир Уэллса — индустриальная Англия конца ХIХ века — непохож на мир Свифта, и фантастика его носит иной характер. Не в далеких путешествиях, а в мастерской изобретателя, где-нибудь на всем знакомой лондонской улице, находит он свои образы. И все же у Свифта и Уэллса — одна цель и один метод сатиры. Уэллс — это Свифт в обличии Жюля Верна.

«…Я с молодости глубоко восхищался Свифтом и пронес это восхищение через всю жизнь, писал Уэллс. Это можно понять по многим моим произведениям, но прежде всего по моему предрасположению отражать в своих повестях социальные и политические вопросы современности»

Герберт Уэллс

Особенно определенно черты близости к Свифту проявились в ранних фантастических романах Уэллса, написанных с 1895 по 1901 год. Они представляют собой, по существу, единый цикл. Произведения, входящие в него, близки друг к другу своей проблематикой, художественными приемами и, наконец, горячей полемичностью. В каждом из них Уэллс воюет со своими идейными противниками, страстно отстаивает свою точку зрения.

Уэллс и Фабианское общество

В этот период большое распространение получили всевозможные буржуазно-реформистские теории. Одной из наиболее заметных группировок, опиравшихся на подобные теории, было Фабианское общество, позаимствовавшее свое название от имени древнеримского полководца Фабия Максима, прозванного Кунктатором — «Медлителем». Фабианицы ратовали за постепенное внедрение социализма в жизнь путем мелких реформ. Целью фабианцев было проникнуть в государственный аппарат и муниципальное самоуправление и затем административным путем «преобразовать» современное общество на основах классового мира. Нечего и говорить о том, что само слово «социализм» воспринималось фабианцами весьма своеобразно. Под социализмом они понимали специфическую форму «организованного» капитализма и обуздание «крайностей» индивидуализма.

В эти годы складывается и мировоззрение Уэллса, который приходит к выводу о решающей роли интеллигенции в истории человеческой цивилизации. Народ может быть грозной разрушительной силой, но созидать новое он не способен. Это — дело интеллигенции, вербуемой из всех классов общества, в частности из «сливок рабочего класса», то есть как раз той его прослойки, которая была носителем реформизма в английском рабочем движении. С 1903 по 1908 год Уэллс состоял членом Фабианского общества, хотя в последние два года своего пребывания в нем резко критиковал программу фабианцев.

Фабианское общество

Представление Уэллса об общественных закономерностях всегда было глубже ортодоксально-фабианского. Уэллс понимает в эти годы неспособность меньшинства разрушить современные формы общественного устройства, знает силу их сопротивляемости. Ему ли, автору «Машины времени», «Острова доктора Моро», «Войны миров», поверить, что семьсот — восемьсот администраторов-«социалистов», а таков именно был в то время численный состав фабианской группировки, перестроят буржуазное общество в какой-то иной социальный организм? Но Уэллс согласен с фабианцами в главном. Основной пункт расхождения Уэллса с марксизмом заключается отнюдь не в том, что Уэллс считает революцию слишком болезненным путем перехода к социализму. Марксизм, как известно, признает различные пути перехода к социализму. Да и сам Уэллс не во всех случаях выступает противником революционного насилия. Однако Уэллс считает, что социализм можно построить, сохранив буржуазные формы собственности.

Мировоззренческая система Уэллса

Не менее противоречива общая мировоззренческая система Уэллса. Как нетрудно заметить, в ней очень просто уживаются материалистические и идеалистические положения, Уэллс вдумчиво анализирует современные социальные условия и приходит к ряду правильных выводов относительно характера исторического процесса. И вместе с тем, заявляя, что «все зависит от человека», Уэллс открывал дорогу для ложных теорий, затуманивших его взгляд писателя-реалиста. В кризисные периоды подобные теории становились в мировоззрении писателя преобладающими.

Если все зависит от того, умные или глупые, эгоистичные или гуманные люди стоят у кормила власти, говорит Уэллс, то и думать надо в первую очередь не о том, как изменить общество, а о том, как изменить человека, улучшить человеческое сознание. Историю человечества Уэллс начинает в подобных случаях трактовать как историю идей, периоды политической реакции объяснять торжеством животного начала, заключенного в каждом человеке. Он готов проповедовать религию, поддерживать евгенику — буржуазную лженауку-об улучшении «человеческой породы».

Сильные стороны мировоззрения Уэллса нашли выражение по преимуществу в художественных произведениях, слабые — в теоретических. Однако и на беллетристике Уэллса по-своему, иногда очень заметно, сказывается его ограниченность мыслителя.

В писательской биографии Уэллса бывали целые периоды, когда-он пытался подчинить свое художественное творчество пропаганде ложных идей. Попытки трактовать социальные процессы с биологической точки зрения неизбежно приводили к проникновению в метод Уэллса элементов натурализма.

Герберт Уэллс: романы-трактаты как неотъемлемая часть творчества писателя

После трактата «Предвиденья» в творчестве Уэллса появляется новый жанр так называемый «роман-трактат», в котором Уэллс попытался и не смог примирить реформизм со своим художественным видением действительности. По существу, романизированными трактатами оказываются многие фантастические произведения, созданные в это время. Они значительно слабее ранних вещей писателя. Каждое из них посвящено доказательству какого-нибудь умозрительного тезиса, вытекающего из теоретических построений Уэллса, и сильно теряет из-за этого в своей художественной ценности

«Предвиденья о воздействии прогресса науки и техники на человеческую жизнь и мысль»

В 1901 году Уэллс выпустил в свет свой первый теоретический трактат «Предвиденья о воздействии прогресса науки и техники на человеческую жизнь и мысль», в котором попытался, «не сбиваясь на сатиру» изложить свои взгляды на будущее человечества. Уэллс утверждает здесь, что будущее принадлежит «новому рабочему классу», связанному, в отличие от старых ремесленников, с машинным производством и в силу этого обладающему большей образованностью, большей гибкостью ума, большим развитием. В понятие «нового рабочего класса» Уэллс включает одинаково и тех, кто стоит у станка, и тех, кто создает этот станок в чертежах, и ученых, решающих общетеоретические проблемы. А затем он делает следующий шаг и заявляет, что власть в обществе «естественно» перейдет к наиболее авторитетным представителям этого общественного класса, то есть к ученым и технической интеллигенции.

Титульный лист романа-трактата «Предвиденья о воздействии прогресса науки и техники на человеческую жизнь и мысль»
Титульный лист романа-трактата «Предвиденья о воздействии прогресса науки и техники на человеческую жизнь и мысль»

Идея технократии

Одно из последующих изданий своей книги Уэллс снабдил примечанием, в котором оговаривался, что в число руководителей общества будущего он включает и капиталистов, непосредственно участвующих в управлении производством. В «Предвиденьях» зарождается идея технократии — власти технической интеллигенции, которую Уэллс проповедовал впоследствии всю жизнь. Теоретические работы Уэллса, написанные после «Предвидений», во многом повторяют его первый трактат. В центре большинства из них — вопрос о развитии производительных сил, который Уэллс считает основополагающим для своего исследования. Только разработав его, он переходит к выяснению остальных своих положений, касающихся общественного строя.

В этом отношении Уэллс-теоретик и Уэллс-художник были совершенно согласны между собой, и писатель в известном, смысле был прав, утверждая, что трактаты выражают самую квинтэссенцию его художественного творчества.

И все же в конечном итоге художественные и теоретические произведения Уэллса неизмеримо далеки друг от друга. Первые следуют логике жизни, вторые — искусственным логическим построениям самого автора. Справедливо видя в развитии производительных сил основу развития общественного строя, Уэллс делает из этого неправильные выводы. Вопрос сводится, заявляет Уэллс, к тому, возможен ли дальнейший технический прогресс при капитализме. Да, бесспорно возможен. Жизнь дает этому тысячи примеров. Значит, силы буржуазии еще не исчерпаны, переход к иным, небуржуазным формам собственности представляется ненужным.

Объяснение пороков современности

Но чем же в таком случае объяснить многочисленные пороки современности? У писателя готов ответ и на этот вопрос. Сейчас народным хозяйством управляют люди некомпетентные и своекорыстные. Надо совершить «творческую революцию», заменить их специалистами, желающими служить обществу, и тогда человечество семимильными шагами пойдет к своему золотому веку. Жизнь людей улучшится, социальная структура общества будет эволюционировать, приспособляясь к материальным его потребностям, и постепенно функции власти сведутся лишь управлению производством, то есть к делу, в котором всего компетентнее инженеры и техники. Они и будут стоять у власти в обществе будущего.

Из сказанного достаточно полно выясняется, что в пропаганде технократии скрывалось желание Уэллса сохранить буржуазные формы собственности, а отнюдь не призыв к новому общественному строю. Ясно и то, что разногласия Уэллса с фабианцами носят непринципиальный характер. Вместо фабианских «администраторов» он предлагает своих инженеров, оставляя в стороне, как и фабианцы, народные массы.

Отсюда вытекала и крайняя противоречивость социальных взглядов Уэллса. Уэллс-художник понимает несправедливость и обреченность буржуазного общества. Уэллс-теоретик выступает, по существу, несмотря на все оговорки, активным его защитником. Уэллс-художник осуждает это общество с демократических позиций, Уэллс-теоретик призывает передать власть ‹аристократам духа» — ученым и просвещенным капиталистам. Трудно было примирить подобные противоречия.

«Уэллс потому и написал столько утопий», проницательно заметил английский историк-марксист А. Л. Мортон в своей книге «Английская утопия» (1952), «что не способен был поверить ни в одну из них».

А.Л. Мортон

«Современная утопия»

Свое представление о государстве будущего Уэллс излагает в романе-трактате «Современная утопия» (1905). Утопия организована на основах государственного капитализма. Земля и природные ресурсы принадлежат государству, энергетические станции — муниципальным советам. Промышленность и сельское хозяйство отданы на концессионных началах частным владельцам и кооперации. Право наследования отменено, и благосостояние граждан зависит исключительно от их трудолюбия. Но не всякий человек по природе трудолюбив, и поэтому в Утопии немало бедняков. Наибольшей поддержкой государства пользуются наука и евгеника.

Утопия возникла после того, как рухнул старый общественный строй. Это дало возможность интеллигентской партии, принявшей название «самураев Утопии», построить «на пустом месте» свое «идеальное государство». Самураи Утопни — одновременно и политическая партия, подчиненная строжайшей дисциплине, и что-то вроде высшей интеллектуальной расы. Вместо социальных классов в Утопии существуют «классы ума». Их четыре:

  • поэтический
  • аналитический
  • тупой
  • пошлый

Всякий, кто сумеет доказать, что принадлежит к одному из двух высших классов, и пожелает подчиниться строгому уставу «самураев», может войти в эту партию.

Уэллс, впрочем, сам не очень верит в реальность своих планов. Способно ли современное общество превратиться в Утопию? Суд Линча в Соединенных Штатах, погромы: в царской России, бандитизм в Лондоне — эти заголовки, прочитанные на газетном листе, заставляют автора кончить свою книгу нотой неуверенности и сомнения. В «Современной Утопии» писатель говорит в сущности о том, как по-фабиански использовать результаты неминуемой революции.

«Новый Макиавелли»

В следующем его романе-трактате «Новый Макиавелли» (1910) изложена правоверно-фабианская мысль о необходимости реформировать современное общество, не разрушая его. Правда, писатель видит утопичность фабианской пропаганды муниципального социализма.

«…Каждая партия неизбежно защищает чьи-нибудь интересы, и жизненные цели, если они вообще осуществляются, осуществляются в качестве побочного продукта борьбы индивидуумов и классов», — пишет Уэллс.

Но он делает из этого неожиданный вывод, что в преобразовании современного общества заинтересованы прежде всего капиталисты и ученые, и предлагает опираться на них.

Герберт Уэллс и его бытовые романы

После 1901 года морально-этическая критика буржуазного общества становится в творчестве Уэллса преобладающей. С этим связано и обращение писателя к жанру так называемого бытового романа. В бытовых романах Уэллса мы не найдем тех смелых обобщений, того глубокого понимания закономерностей современной жизни, которые характерны для лучших образцов фантастики, созданных им.

Нефантастические романы Уэллса имеют по преимуществу бытописательский характер, реализм писателя мельчает. И все же обращение Уэллса к бытовому роману нельзя рассматривать только как шаг назад. Фантастические романы Уэллса при всей характерной для них широте охвата явлений действительности были бедны реальными приметами быта и человеческими образами. Бытовым романом, напротив, недостает обобщений, но сами по себе они совершенно реалистически конкретны. В них раскрываются новые стороны дарования Уэллса как мастера сатирической зарисовки, иронии, детально разработанного человеческого характера. Бытовой роман по-своему обогатил Уэллса-художника и явился важным этапом его творческого развития.

«Чудесное посещение»

Тенденции бытового и фантастического романов сочетаются уже в «Чудесном посещении», написанном в один год с «Машиной времени».

Роман «Колеса счастья»

Год спустя после «Чудесного посещения» Уэллс написал роман «Колеса фортуны», который может быть назван бытовым в собственном смысле этого слова. Приказчик мануфактурного магазина, нескладный молодой человек с нелепыми представлениями о жизни и не менее нелепой фамилией Гупдрайвер (она означает в переводе «Катящий обруч»), получил, наконец, долгожданный десятидневный отпуск. Он садится на купленный из третьих рук старый велосипед и, весь в синяках от бесчисленных падений, гордо катит прочь из Лондона.

Иллюстрация к роману «Колеса фортуны»
Иллюстрация к роману «Колеса фортуны»

Начинается новое, на этот раз велосипедное, путешествие не то Тома Джонса, не то Дон Кихота. Приказчик, выдающий себя за путешествующего бездельника-аристократа, необычайно смешон и попадает в нелепейшие положения. Но он честен и благороден. Встретив девушку, которую собирался соблазнить светский проходимец, он помогает ей бежать, и теперь они уже вместе, спасаясь от возможной погони — Гупдрайвер нечаянно украл велосипед коварного соблазнителя -разъезжают по дорогам Северной Англии.

Увы, образованная девушка скоро разоблачает мнимого аристократа, но от этого он не падает в ее мнении. И в Гупдрайвере просыпается чувство собственного достоинства. Он тоже научается уважать в себе человека, мечтает учиться, вырваться из мануфактурной лавки, где его эксплуатируют и унижают, и когда-нибудь жениться на своей спутнице.

«Любовь и мистер Льюишем»

В «Колесах фортуны» Уэллс, по собственному признанию, говорит лишь о «мелких несправедливостях жизни». В следующем своём романе «Любовь и мистер Льюишем» (1900), как считает он ставит себе более значительную цель. Добиться успеха в современном обществе, говорит писатель, можно лишь забыв о велениях сердца.

Уэллс рассказывает о честолюбивом юноше, который с огромным трудом получил возможность учиться в «Нормальной школе», но вынужден был уйти из нее, чтобы жениться на любимой девушке. На этом материале Уэллс пытается поставить бальзаковскую проблему «утраченных иллюзий». Попытка эта, впрочем, не была удачной. Роман «Любовь и мистер Льюишем» остался произведением в основном бытописательским.

«Киппс»

Герберт Уэллс написал тридцать бытовых и реалистических романов, обычно их объединяют в одну группу в библиографии писателя. Самый популярный среди них, финансово также самый успешный, — «Киппс», который у нас был издан под таким названием: «История простой души». Анализ произведения здесь.

Обложка романа «Киппс»
Обложка романа «Киппс»

«Тоно-Бенге»

Роман «Тоно-Бенге» выделяется из всего, что создал писатель в начале 20-го века. В основе его лежит попытка Уэллса постичь процессы промышленного развития, образование монополий, понять, как происходит слияние банковского капитала с промышленным. «Тоно-Бенге» мы разбираем в отдельной статье, так как это произведение уже можно поставить в один ряд с социально-политическими романами, к которым Уэллс обратился в следующий период своего творчества.

«Жена сэра Айзика Хармана»

Своеобразной подготовкой к последующему творчеству явился также роман «Жена сэра Айзека Хармана» (1914). Впрочем, этот роман и сам по себе имеет немалую художественную ценность.

Первая мировая война

К первой мировой войне Герберт Уэллс пришел человеком, в значительной степени растерявшим пыл негодования своей юности. Но в творчестве его продолжали жить реалистические тенденции. Поэтому и примириться е обществом он так до конца и не смог. Сквозь поток унылых реформистских писаний то и дело прорывались произведения, согретые живым дыханием жизни, заставляющие вспомнить былое бунтарство их автора. Война заставила Уэллса остро ощутить подобные противоречия в своем творчестве.

Серия политических статей, с которой Уэллс выступил в первые месяцы войны, которые были собраны писателем в книге «Война против войны», 1914г., сыграла на руку официальной пропаганде. Уэллс утверждал, что война носит освободительный характер, что цель ее — уничтожить милитаризм и шовинизм, особенно сильные в Германии. В ходе войны Англия сама сумеет освободиться от империализма, шовинизма и милитаризма. Поэтому, заявляет Уэллс, эта война будет последней в истории человечества.

«Мистер Бритлинг видит это насквозь»

Этот роман уже в первый год после выхода в печать был переиздан более десяти раз. Конечно, Герберт Уэллс к этому времени уже считался живым классиком английской литературы. Что немало способствовало успеху. И тема романа — военная тема — можно сказать, была более чем кстати, так как Первая мировая война была в самом разгаре. Анализ романа — по ссылке ниже:

«Богостроительский цикл», или романы-рассуждения

В 1922 году, выступая перед студентами Глазговского университета, Уэллс заявил, что «серьезно подумывает» о том, чтобы не писать больше романов. Фактически он их давно уже не писал. Произведения так называемого богостроительского цикла, созданные Уэллсом в 1917—1919 годах

  • «Бог, невидимый король», 1917
  • «Душа епископа», 1917
  • «Джоан и Питер», 1918
  • «Неугасимый огонь», 1919

можно назвать книгами рассуждений, романизированными трактатами, чем угодно, но только не романами, как они обозначены в подзаголовке, Уэллс-художник находится в состоянии сильнейшего творческого кризиса. В начале двадцатых годов он пишет главным образом по вопросам истории и педагогики. Уэлле считал, что, изменив систему школьного преподавания, удастся воспитать всех людей гуманными и таким образом способствовать установлению вечного мира на земле.

Герберт Уэллс едет в Россию. Книга очерков «Россия во мгле»

Когда осенью 1920 года Уэллс отправился в Россию, реакционеры заранее торжествовали. От писателя ждали сенсационных разоблачений, его уговаривали не верить ни во что хорошее, что бы он ни увидел в России. Книга очерков «Россия во мгле» (1920), появившаяся в результате этой поездки, поставила реакционеров в тупик. Белогвардейская эмиграция объявила новое произведение Уэллса: «вредной книгой».

Наивность Уэллса

Уэллс далеко не все понял из увиденного. Многое в книге поражает своей наивностью. Ленинский план электрификации России показался Уэллсу увлекательной, но несбыточной мечтой. О Ленине Уэллс пишет с нескрываемым восхищением, но тут же высказывает мнение, что ему не удастся осуществить свои идеи в крестьянской стране, переживающей хозяйственную разруху. Нельзя пройти мимо страниц книги, направленных против марксизма. Впрочем, эти страницы обнаруживают прежде всего совершенное незнание марксистской теории самим Уэллсом.

Что понял писатель

Но была в этой книге и другая сторона, чрезвычайно значительная для того времени, когда вся буржуазная печать обливала молодую советскую республику потоками лжи и клеветы. Уэллс задался целью рассказать правду о Советской России. Его выводы были выводами честного человека.

«Россия не есть организм, разрушенный действием какой-то вредоносной посторонней силы. Это был уже, по существу, нездоровый организм, который израсходовал своя силы и погиб. Не коммунизм, а европейский империализм толкнул эту громадную, трещавшую по всем швам империю в изнурительную шестилетнюю войну. И не коммунизм подверг страдающую и, может быть, умирающую Россию серии последовательных рейдов, нашествий, восстаний и ужасной блокаде. Мстительный французский кредитор, глупый британский журналист гораздо более ответственны за эти смертельные страдания, чем всякий коммунист».

Герберт Джордж Уэллс

Перечисляя мероприятия советской власти в области продовольственного снабжения, образования, борьбы с разрухой и бандитизмом, Уэллс приходит к заключению, что:

«большевики были единственным возможным в России солидарным в своих идеях правительством и остаются таковыми и поныне. Разные подозрительные авантюристы — Деникин, Колчак, Врангель и другие, которые терзают Россию, пользуясь поддержкой западных держав, не имеют никаких руководящих идей, не могут дать населению ничего прочного, определенного, на чем могли бы с доверием объединиться все. По существу своему — это разбойники. Коммунистическая партия, напротив, несмотря на все, что можно в ней подвергнуть критике, воплощает собой известную идею, и можно быть вполне уверенным, что она эту идею будет настойчиво проводить в жизнь. В этом отношении можно сказать, что большевики морально выше всего того, что до сих пор с ними боролось».

Герберт Джордж Уэллс

Влияние поездки на дальнейшее творчество

Виденное и слышанное в России со временем сказалось на творчестве Уэллса. В послевоенные годы новый удар реформистским иллюзиям писателя был нанесен провалом широко разрекламированных английской буржуазией планов — переустройства жизни. Фраза Ллойд-Джорджа  «Англия должна быть достойной своих героев» так и осталась фразой.

Однако на этот раз, в обстановке нарастающих социальных конфликтов и приближающейся всеобщей забастовки, Уэллс приходит к иным выводам, чем во время войны…

Роман «Мир Вильяма Клиссольда»

В романе «Мир Вильяма Клиссольда» (1926) Уэллс возвращается к своим планам социальных реформ, осуществляемых совместными усилиями капиталиста и ученого. Значительную часть романа занимают обширные теоретические отступления. Уэллс очень полно излагает здесь свои социальные и философские, взгляды, рассказывая одновременно, какие стороны современной жизни натолкнули его на те или иные выводы.

И, говоря о современности, Герберт Уэллс снова по-настоящему критичен и по-писательски проницателен. Богостроительские увлечения предшествующих лет вызывают у него теперь насмешку. «Мир Вильяма Клиссольда» — это своего рода исповедь интеллигента, враждебного марксизму, стоящего на позициях буржуазного общества, но вместе с тем неспособного принять его таким, какое оно есть. После «Мира Вильяма Клиссольда» Уэллс вступает в период, когда одинаково сильно проявились обе стороны его мировоззрения — и демократическая и реформистски-охранительная. Они редко уживались в одном произведении, В художественном творчестве Уэллса побеждают демократические начала, в публицистике — буржуазно-реформистские.

Борьба Герберта Уэллса с фашизмом

В Европе поднимал голову фашизм. Попытка убаюкать рабочий класс иллюзиями «классового мира», обещаниями на будущее кончилась ничем. Буржуазия нуждалась в кулаках новых держиморд, В 1923 году по проложенной крупной буржуазией дорожке приходит к власти Муссолини. Рвётся к власти Гитлер, устроивший в Мюнхене в том же году «пивной путч». Все подонки Европы поступили на довольствие монополистов, создавших из них свой штурмовой отряд для борьбы с демократическими силами.

Опасность фашизации начинает угрожать Англии. Всеобщая забастовка 1926 года обнаружила глубочайшие классовые противоречия в стране. Это была настоящая война класса против класса. Буржуазия в этой войне наглядно показала, что государственный аппарат — отнюдь не орудие примирения классов, а средство осуществления диктатуры капиталистов. Правящие классы Англии все чаще высказывают мечты о фашистском «мессии», который, покончив с буржуазной демократией, помог бы им усидеть в седле.

Борьба с фашизмом становится отныне основной задачей Уэллса. Уже в 1927 году он выступает с романом «Накануне», написанным по горячим следам всеобщей стачки. Этот первый антифашистский роман Уэллса был также и первым антифашистским романом в английской литературе.

Роман «Накануне»

Название этого романа переводили на русский язык по-разному. Один перевод идентичен названию романа Ивана Тургенева — «Накануне». Также встречается такие названия:

  • «Меж тем»
  • «Тем временем»
  • «В ожидании»

В оригинале роман называется «Meanwhile». Читайте подробно об этом произведении здесь.

Роман «Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь»

«Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь» — самое значительное из произведений Уэллса, написанных после первой мировой войны, роман о дикости в бесчеловечности буржуазного общества. Подробно разбираем произведение здесь, в отдельной статье на нашем сайте.

Роман «Самовластие мистера Парэма»

В том же 1928 году Герберт Уэллс выпускает трактат «Открытый заговор», в котором идеи технократий изложены в наиболее законченной форме. Подобного рода идеи определили собой и многие существенные стороны следующего романа Уэллса — «Самовластие мистера Парэма» (1930).

Роман «Бэлпингтон Блэпский»

В 1933 году, когда произошёл фашистский переворот в Германии, Уэллс публикует свой новый роман «Бэлпингтон Блэпский», занимающий значительное место в его творчестве. Что позволило фашизму найти себе массовую опору в Европе — таков вопрос, которым задается писатель, излагая историю своего героя.

30-е годы в творчестве Герберта Уэллса

В тридцатые годы Уэллсом было создано еще несколько произведений, направленных против фашизма. В числе их — киноповесть «Облик грядущего» (1935), работая над которой Уэллс прибегает к помощи крупнейшего английского кинорежиссера Александра Корда, и повесть «Игрок в крокет» (1936). Последняя получила широкий общественный резонанс. Это произведение, написанное в годы гражданской войны в Испании, разоблачало позорную политику «невмешательства» прикрываясь которой реакционные круги ряда стран фактически способствовали итало-германской интервенции против Испанской республики. Писатель призывает всех честных людей не оставаться в стороне от борьбы с «‹призраками Каинова болота» — фашистским варварством и мракобесием.

«Игрок в крокет»

Однако в «Игроке в крокет» очень остро ощущаются слабые стороны Уэллса. Горячие призывы к борьбе против средневековья, возрождаемого фашизмом, приходят в противоречие с утверждением автора, что фашизм это прежде всего торжество животного начала, которое присуще всему человечеству, недалеко ушедшему от своих доисторических предков. Легко понять чувство горечи, которое продиктовало писателю-гуманисту эти страшные строки. Но они не появились бы в творчестве Уэллса, сохрани он веру в силы народа. И если в «Бэлпингтоне Блэпском», романе, охватывающем значительный отрезок истории, Уэллс сумел подняться, силою своего реализма, до больших и правильных обобщений, в «Игроке в крокет» он возвращается к биологической трактовке человеческой истории.

Впрочем, Уэллс не мог долго руководствоваться этой бесплодной теорией ни в своей писательской, ни в своей общественной деятельности. Он использует весь свой авторитет большого писателя, чтобы решительно протестовать против любых проявлений реакции как у себя на родине, так и за рубежом, принимает участие в антифашистском конгрессе писателей.

Герберт Уэллс усиленно продолжает искать приемлемые для себя способы изменить существующий социальный порядок. Вскоре после избрания Рузвельта президентом США он отправляется в Америку, надеясь найти в «новом курсе» Рузвельта зерно нового, справедливого общества. На «опыт» Рузвельта Уэллс возлагал большие надежды. Америка, страна высокой технической культуры, не обремененная феодальными традициями, должна была, по мнению Уэллса, оказаться наилучшей почвой для осуществления далеко идущих «социальных экспериментов». Десятилетие спустя, незадолго перед смертью, Уэллс вынужден был констатировать крах своих надежд на «перевоспитание» американского империализма.

Вторая поездка Уэллса в Москву

В июле 1934 года Уэллс вторично приехал в Москву. Он желал способствовать своей поездкой тому, чтобы капитали о «учились постигать» у коммунистов «дух социализма». Как ни утопичны были цели Уэллса, его поездка сыграла немалую роль в деле культурного сближения советского и английского народов. Писатель отметил поразительный контраст, который представляла собою Москва 1920 и 1934 годов, понял, как много Коммунистическая партия сумела сделать для народа за этот период. Однако для стран Запада путь к новой социальной системе должен быть, по его мнению, иной, чем для СССР.

Писатель Герберт Уэллс среди иностранных туристов на Красной площади во время проведения общемосковского парада физкультурников 25 июля 1934г.. Источник: Фотобанк РИА Новости, автор фото неизвестен.
Писатель Герберт Уэллс среди иностранных туристов на Красной площади во время проведения общемосковского парада физкультурников 24 июля 1934г.. Источник: Фотобанк РИА Новости, автор фото неизвестен

Последний роман Герберта Уэллса: «Надо быть очень осторожным»

Оценка творчества Герберта Уэллса

Цель литературы по Уэллсу

Цель литературы, утверждал Герберт Уэллс в своих теоретических выступлениях, способствовать перестройке жизни. Писатель помогает обществу и человеку осознать себя, разрушает кору филистерского самодовольства и тем самым помогает рождению нового.

«Во всех своих произведениях, — говорит Уэллс в «Опыте автобиографии», — я писал об измененные жизни и о людях, думающих, как ее изменить Я никогда просто не «изображал жизнь». Даже в самых на первый взгляд объективных книгах, мною созданных, скрыта критика современности и призыв к переменам».

Герберт Уэллс

В романе, заявлял Уэллс, писатель обращается и к отдельному человеку, и к обществу в целом. Его область и человеческие чувства, и социальные институты. Высшая ого цель — воплотить действительность во всей ее полноте, в её многообразии красок и перспективах её развития.

Умственному взору писателя рисуется роман, в центре которого стоит образ человека, посвятившего свою жизнь борьбе за лучшее будущее, образ настолько значительный, что через него раскрываются все основные проблемы современности. Этот герой принадлежит своему веку и своей социальной среде, но в стремлении переделать мир принадлежит всему человечеству. В нем воплощаются поэтому и общечеловеческие чувства и общечеловеческая страсть к созиданию.

Стремление следовать мировым тенденциям

Герберт Уэллс стремится следовать основной, магистральной теме мировой литературы. Он ставит перед собой задачу возможно полнее раскрыть отношения человека и общества — показать общество через людей, которых оно порождает, а через отношения этих людей показать общественные тенденции эпохи.

Знакомство с творчеством Уэллса, взятым в целом, позволяет сделать вывод, что характер дарования писателя давал ему возможность осуществить подобную задачу, как ни была она сложна. Уэллсу принадлежат романы, в которых поднимаются важнейшие социальные и политические проблемы. Уэллсу же принадлежит большое количество романов, в центре которых стоит детально разработанный человеческий характер. Уэллс показывает себя здесь тонким психологом, способным передать мельчайшие изгибы человеческой души и вместе с тем воссоздать цельный и законченный образ.

Герберт Уэллс

Решил ли Уэллс задачи, которые сам поставил перед собой

И все же задачи, поставленной — перед собой, Уэллс не осуществил. Научно-фантастические романы, в которых воплощены наиболее общие тенденции современности, бедны человеческими образами. В бытовых романах измельчена социальная тема. Даже социально-политический роман последней поры, по существу, не помог Уэллсу приблизиться к решению мучившей его творческой проблемы.

Правда, в таких произведениях, как «Бэлпингтон Блэпский» и «Надо быть очень осторожным», проблемы действительности раскрываются через образ героя и его отношения со средой, но сам этот образ — сатирический. В нем — отрицание настоящего, но не надежда на будущее. Он принадлежит своему классу и своему времени, но не принадлежит тому «человечеству с короной на голове», которое было для Уэллса символом созидания, творчества, гуманизма.

Ограниченность мыслителя

Не ограниченность таланта помешала Уэллсу создать тот большой роман, о котором он мечтал. Этому помешала его ограниченность мыслителя.

Как уже говорилось, Уэллс в своих теоретических построениях исходит из двух взаимоисключающих установок. С одной стороны, он считает, что законы общественного развития объективны, независимы от людей. С другой — что обществом правят «идеи человечества». В первом случае он не может найти в своей схеме место для человека — активного строителя мира, Во втором — воспринимает общество как механическую сумму индивидуумов, Поэтому Уэллс так часто был осужден писать «отдельно» «романы об обществе» и «романы о человеке».

Подобная метафизическая разорванность представлений о закономерностях общественного развития сказалась и на тех произведениях, в которых Герберт Уэллс пытается — иногда довольно успешно – преодолеть этот недостаток своего творчества. Ей, в частности, обязаны романы Уэллса обильными теоретическим отступлениями, выдаваемые иногда за размышления героя, а иной раз и вовсе художественно неоправданными.

Близость к просветительским романам

Отсюда же и близость Уэллса к просветительскому роману. Просветители представляли себе общество, как механическую сумму отдельных человеческих личностей. Просветителям удавалось создать человеческий образ, чрезвычайно характерный для целой социальной группы, целого исторического периода. Робинзон Крузо, герой романа Даниэля Дефо, изолированный от людей, все равно остается для нас цельным, законченным характером. В нем воплотилась и общечеловеческая страсть к созиданию и вся ограниченность класса, к которому он принадлежал. И, напротив, стремясь рассказать об общественных закономерностях как таковых, просветители всегда обращаются к отвлеченной аллегории. Аллегоричны такие знаковые произведения, как:

  • «Философские повести» Вольтера
  • «История Джонатана Уайльда Великого» Фильдинга
  • «Путешествия Гулливера» Свифта

Развитие критического реализма в ХIХ веке повело к созданию в Англии классического ` образца реалистического романа, сумевшего изобразить человека и общество с той цельностью, которая была недостижима для просветителей. Но это была победа с уроном. Большой положительный человеческий образ исчез из романа. Английский критический реализм не знает своего Тома Джонса или Робинзона Крузо. Основная функция романа этого периода — критическая, разоблачительная.

Критический реализм в творчестве писателя

Уэллс с успехом продолжал эту традицию английского критического реализма в таких романах, как «Бэлпингтон Блэпский» и «Надо быть очень осторожным». Но задача, которую он перед собой поставил, была значительнее. Уэллc желал изобразить не просто человека в его взаимоотношениях с обществом, но человека-творца, человека, перестраивающего общество. Он мечтал совместить достоинства романов ХVIII и ХХ веков, ввести Робинзона Крузо в роман критического реализма.

Уэллсу это не удалось, да и не могло удаться. «Маленький человек», герой ранних бытовых романов Уэллса, объект жалости писателя, но не его надежда. Не Киппсу переделывать мир. Этот образ слишком незначителен, даже для того, чтобы раскрыть через него основные тенденции современности.

Образ буржуазного интеллигента в романах

Начиная с девятисотых годов в творчестве писателя появляется образ буржуазного интеллигента, мечтающего об общественных переменах. Он носит разные имена — иногда Ремингтона («Новый Макиавелли»), иногда Клиссольда («Мир Вильяма Клиссольда»). Иногда это ученый, иногда политический деятель, иногда промышленник, иногда сразу промышленник, ученый и политический деятель. Ему-то и отводит Герберт Уэллс роль преобразователя жизни. Но этот выбор тоже не был верным. Не классу, представителем которого подобный герой является, переделывать мир. Напротив, буржуазия стремится всеми силами воспрепятствовать этой переделке.

Картина мира и образ героя не сливаются в единое целое, потому что герой Уэллса осужден философcтовать, а не действовать. Он не может найти точку приложения своих идей к реальности, ибо его идеи не отражают жизненной закономерности. Вот почему не удалось Уэллсу осуществить задуманного.

Статуя Герберта Уэллса работы Уэсли Харланда в Уокинге
Статуя Герберта Уэллса работы Уэсли Харланда в Уокинге

Герберт Уэллс — крупнейший мировой художник XX века

Но и то, что он сделал, позволяет видеть в нем одного из крупнейших мировых художников нашего века. Сами поиски Уэллса, даже когда они кончались неудачей, исполнены глубокого смысла. Уэллс поставил больше вопросов, чем сумел решить. Но уже в самом обращении к этим вопросам скрывалось замечательное прозрение художника о будущем мира, будущем искусства. И в конце своей жизни Герберт Уэллс все яснее начинал понимать, за кем это будущее.

Больших художников судят не по тем их вещам, где возобладали ложные тенденции. Эти произведения исчезают из памяти человечества. Остаются те, что помогли людям познать жизнь и свою великую роль в ней, помогли в борьбе против реакции, за прогресс и счастливое будущее. Автором подобных произведений и входит Уэллс в историю литературы.

error: Content is protected !!
Adblock
detector